Ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 667Б История одной подводной лодки Советского Союза и России
11 флпл СФ
Память

Пеньков Михаил Григорьевич


Сообщение, капитан 1 ранга Джуров Сергей Константинович, 19 ноября 2022 г.

13 ноября 2022 г. в Санкт-Петербурге умер Пеньков Михаил Григорьевич. Болел. Ему был 91 год.
Первый флагманский минёр 11 флотилии подводных лодок Северного флота.

Краткий рассказ о Михаиле Григорьевиче.

Пеньков Михаил Григорьевич родился 21 августа 1931 года в городе Невьянск Свердловской области в семье военного. Отец - Пеньков Григорий Николаевич, полковник, погиб 12 июня 1942 г/ в Киришском районе Ленинградской области близ деревни Новинка.
После войны Михаил Григорьевич разыскивал могилу отца, но захоронение не сохранилось: после войны надо было хлеб сеять и поле перепахали, да и деревни такой уже не было.

В семье было четверо детей. Брат Анаторий Григорьевич погиб во время взрывных работ при строительстве дороги. Сестра Галина Григорьевна Есаулкова работала экономистом на строительстве Байкало-Амурской магистрали, муж ее был первым секретарём райкома партии г.Тында, затем жили в Москве. Сестра Валентина Григорьевна Еремеева проживает в городе Зея Амурской области по настоящее время.

В детстве Михаил был непоседливым, все время что-то придумывал, шалил. Школьная учительница считала его хулиганом и через много лет была очень удивлена, когда он приехал в Невьянск морским офицером. Еще мальчиком Михаил несколько раз убегал из дома за приключениями, один раз даже добрался под товарным вагоном до Свердловска, где его сняли с поезда и отправили домой.
В июне 1941 г. он приехал погостить к тете в Ленинград, а через несколько дней началась Великая Отечественная война. Однажды тетя ушла на работу и не вернулась. Как потом оказалось, ее отправили на строительство оборонительных сооружений для защиты Ленинграда. Михаил в 9 лет остался один в незнакомом городе. Когда в доме закончились продукты, он ушел на улицу и примкнул к компании таких же оставшихся без присмотра детей. Он был самым младшим в компании и его все опекали. Однако вскоре, благодаря тому, что он был шустрый и смекалистый, он стал пользоваться авторитетом среди ребят.
Они ходили на рынок, где их иногда чем-нибудь угощали. А иногда они что-то брали и без спросу, очень есть хотелось. Во время блокады продовольственных карточек у ребят, конечно, не было. Когда немцы разбомбили Бадаевские склады с продовольствием, там буквально текли реки из расплавившегося от пожара сахара. Ребята нашли где-то в разбомблённых домах кастрюли и вёдра и набрали в них этот расплавленный сахар. Его надолго хватило. Возможно, и это тоже спасло им жизнь в блокадном Ленинграде.
Однажды милиционер поймал его и, как бездомного, определил в приёмник-распределитель. Там его помыли, дали новую одежду, а через два дня Михаил сбежал, продал новую одежду и какое-то время на эти деньги жил. И так было несколько раз. Его ловили, даже отправляли домой, но он опять сбегал на фронт. Когда его в очередной раз поймали, спросили: «Хочешь быть моряком?», он сказал: «Хочу!»

Он закончил Соловецкую школу юнг. Но довелось ему участвовать лишь в одном бою. Он даже толком испугаться не успел, некогда было, все были заняты во время боя своими делами. Потом выпускников школы распределили по профессиям и его отправили в Саратовское военно-морское подготовительное училище, находившееся в городе Энгельсе.
Выпускные экзамены он сдавал в Ленинграде в Нахимовском училище и был распределён в Высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола. По окончании училища недолго служил на Черноморском флоте, затем был отправлен в Ленинград на учебу в Военно-морскую академию, где проходил обучение по специальности минёр-торпедист.
После окончания академии попросился служить на Северный флот, где и отслужил 35 лет. Сначала на дизельных подводных лодках, потом - на атомных.
Последние годы служил в штабе флотилии, ушел в отставку с должности «флагманский минёр» в звании «капитан первого ранга».
После выхода на военную пенсию, работал начальником гражданской обороны на ситценабивной фабрике, где и познакомился со своей второй женой Людмилой Ивановной, с которой вместе прожили 38 лет. Потом еще несколько лет работал в строительном тресте, где у него с сослуживцами сложились очень теплые отношения, которые и продолжались до конца его жизни.

С самого детства он был общительным, с ним всегда было интересно. На службе он всегда находил общий язык и с подчиненными, и с начальством, при необходимости аргументированно отстаивал свое мнение. Он всегда умел постоять за себя и за своих подчиненных.
Когда его спрашивали «Как дела?» или «Как здоровье?», он всегда отвечал: «Изумительно!».

Всегда, даже в свои 90 лет, до самой госпитализации в июне 2022 года, Михаил Григорьевич всегда вставал раньше всех, готовил общий завтрак, ходил в магазин за продуктами. Каждый день, как бы он себя не чувствовал, добровольно взятые на себя обязанности он выполнял по-воински чётко.
Михаил Григорьевич очень любил жить на даче, которую отделывал сам вместе с женой Людмилой Ивановной и довольно долго они ремонтировали там всё сами. В последние два года очень переживал, что не получается туда поехать, мешали госпитализации и приемы у врачей.
Очень дорожил дружбой со своими сослуживцами, ходил на все встречи, многие друзья приходили к нему домой, дружили семьями.
Знал много забавных и интересных случаев, очевидцем которых был он или кто-то из его знакомых. Очень любил их рассказывать.

Когда Михаил Григорьевич узнал о своей болезни, он принял решение сделать операцию, хотя знал, что рискует жизнью. Ему была невыносима мысль, что он будет немощным и, возможно, станет обузой для родных. Он сделал всё, что мог, операцию выдержал. После операции – инсульт. Но он опять выжил.
Он никогда не принимал себя слабым и немощным. Как мужчина он должен был быть всегда сильным. До последних сил он боролся за то, чтобы встать на ноги. Самоотверженно в этом ему помогала его жена Людмила Ивановна, с утра до вечера была рядом с ним, контролировала сиделок, чтобы те всё делали правильно, требовала от них правильного и бережного ухода за больным, сама готовила ему еду, помогала сиделкам в уходе.
За время пребывания Михаила Григорьевича после больницы дома она почти не отлучалась от его постели. Вместе они боролись дома за его здоровье 4 месяца и уже намечалась в состоянии больного чёткая положительная динамика. Даже врачи удивлялись, что в таком возрасте так может быть. Хотя говорить ему было тяжело, но до последних дней он высказывал благодарность всем, кто о нём заботился - врачам, медсестрам, жене, жалел их и помогал во всём, как только мог.
У него почти всё получилось. Он мужественно боролся, но его организму просто не хватило сил.

Всегда надо бороться до последних сил и делать всё, что велит долг.
Он любил жизнь и жизнь ему отвечала взаимностью. Много раз она висела на волоске, много раз могла оборваться, но судьба дала ему возможность прожить интересную жизнь, воспитать внуков, увидеть правнучку.
Мы и запомним его таким: умеющим радоваться даже мелочам, надежным и спокойным.

И поблагодарим за всё хорошее, что он привнёс в нашу жизнь.

Капитан 1 ранга С.К. Джуров


Подвал сайта

  © 2005-2017 рпксн К-460 Условия использования | Правовая информация | Авторские права  
Незабудкино
Сделано в nezabudkino.com