Материал Штефанова Д.Б.

Воспоминания, записки, статьи...

Модератор:Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва
Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Чт апр 21, 2022 11:23 am

Часть 7. К-460
Гремиха, апрель-июнь 1975 года


7.1. Обустройство экипажа в Гремихе. И немного истории.
Военная история. Продолжение.


С 1917-го по 1924 год последовал очень бурный и драматичный период как для всей страны, так и для Йоканьги и Йоканьгской базы в частности.
Революционные события, последовавшая за ними интервенция, а затем белогвардейский период привели к фактическому прекращению деятельности военных морских сил на Севере. И при численном составе Флотилии Северного Ледовитого океана в 89 единиц к Октябрьской Революции в ней оставалось боеготовых половина, а то и менее.
Линкор "Чесма" и крейсер "Варяг" были выкуплены Россией у Японии и направлены на Север. Хотя из Владивостока они вышли в составе отряда одновременно, 19 июня 1916 г, в Кольский залив пришли по отдельности. Крейсер "Варяг" - 18 ноября 1916 г., а линкор "Чесма" только 3 января 1917 г. Техническое состояние обоих кораблей было настолько плохим после перехода через три океана, что "Варяг" уже 25 февраля 1917 г. был отправлен на ремонт в Англию, где и закончил свой путь. А линкор "Чесма" был переведён в Архангельск, с него сняты шестидюймовые пушки для береговых батарей, а также четыре 76-мм пушки для вооружения тральщиков. Революционно настроенную команду линкора во время интервенции фактически расформировали, а сам линкор использовали как плавучую тюрьму. А после установления советской власти в Архангельске было оценено техническое состояние линкора и 3 июня 1921 г. он был сдан на металлолом.
Крейсер "Аскольд" пришел в Кольский залив из Средиземного моря 17 июня 1917 г. По техническому состоянию участия в боевых действиях не принимал, использовался как плавказарма, затем был захвачен интервентами и уведён в Англию. В 1922 году был выкуплен Советской Россией, но по техническому состоянию продан на металлолом.

Четыре подводные лодки, которые были в разное время в составе Флотилии Северного Ледовитого океана, также никакого участия в боевых действиях не приняли.
Первыми на Север прибыли две подводные лодки типа Голланд 27В, построенные (по другим данным собраны из американских комплектующих) по проекту американского конструктора Джона Филиппа Голланда на Невском судомеханическом заводе. Они получили номера, №1 и №2.
Обе лодки 9 июля 1915 г. привезли по железной дороге в Вологду, откуда на баржах их перевезли в Архангельск.
11 октября 1915 г. вышли из Архангельска в Александровск-на-Мурмане в составе отряда - вспомогательный крейсер "Василий Великий", плавбаза "С.Витте", пл №1 и пл №2. В Белом море в связи со штормом лодки взяла на буксир плавбаза "С.Витте", а экипажи лодок перешли на плавбазу. На траверзе мыса Святой Нос 15 октября буксир лодки №2 оборвался, лодку потеряли из виду. Ввиду невозможности поисков и дальнейшей буксировки отряд вернулся в Архангельск.
В 1916 году лодку №1 перевезли в Александровск-на-Мурмане на ледокольном пароходе, а лодку №2 нашли специальной экспедицией на берегу полуострова Святой Нос в состоянии, не подлежащем восстановлению. Демонтировали некоторые механизмы, лодку списали. Возможно она и до сих пор лежит где то там, в нашем гремиханском районе.

Следующей на Север прибыла подводная лодка "Дельфин", первая подводная лодка, спроектированная и построенная в России, инженер И.Г. Бубнов. 4 июня 1916 г. лодка "Дельфин" была доставлена по железной дороге из Владивостока в Котлас, а 9 июня прибыла в Архангельск на барже. Через месяц 9 июля 1916 г. на буксире переведена в Александровск-на-Мурмане.
Из двух подводных лодок, №1 и "Дельфин" сформировали дивизион, а командир пл №1 старший лейтенант И.И. Ризнич одновременно был назначен командиром дивизиона. По другим данным И.И. Ризнич был освобождённым командиром дивизиона, а командиром пл №1 был назначен лейтенант В.И. Шмидт с погибшей лодки №2 и обследовавший в 1916 свою лодку на берегу полуострова Святой Нос. По крайней мере есть фото этих офицеров. Слева - Ризнич, справа - Шмидт.
Shot_276.jpg
Shot_276.jpg (195.44КБ)3345 просмотров
Командиром лодки "Дельфин" был Славский.
Подводные лодки №1 и "Дельфин" в море практически не выходили, стояли у причала в Александровске-на-Мурмане, ошвартованные друг к другу. 26 апреля 1917 г. во время шторма пл №1 и пл "Дельфин" были сильно повреждены и затонули у причала в Екатерининской гавани. Впоследствии подняты и признаны негодными для дальнейшей эксплуатации. В 1920 году разобраны на металлолом.

Последней на Север пришла подводная лодка "Святой Георгий", типа "Лауренти", Италия. И она, пожалуй, стала первой подводной лодкой в Йоканьгской базе, где простояла с 6 по 8 сентября 1917 г., укрываясь от шторма. Поэтому о ней немного подробнее.
Лодка была куплена Россией у Италии ещё в 1913 году, но из-за военного времени построенная лодка не была передана России, а включена в состав итальянского флота. В 1916 году контракт был продлён и фирма ФИАТ на судостроительной верфи "Сан-Джорджио" г. Специя, приступила к строительству второй лодки, которая предназначалась для России.
Командиром подводной лодки назначен командир пл №1 и дивизиона старший лейтенант И.И. Ризнич. Он подобрал команду из известных ему людей по предыдущей службе и экипаж убыл в Италию. Старшим офицером и штурманом лодки Ризнич выбрал опытного лейтенанта Александра Александровича Роппа, а инженером-механиком подпоручика по адмиралтейству Михаила Алексеевича Мычелыгина. Остальных 12 человек, унтер-офицеров, Ризнич тоже знал или взял в экипаж по рекомендациям своих сослуживцев.
Учитывая военное время, экипаж добирался до Специи довольно долго и не одной командой, а двумя группами. В марте 1917 года, когда уже в России произошла Февральская революция, экипаж наконец прибыл в Специю. Лодка была уже почти построена, 8 апреля спущена на воду и получила имя "Святой Георгий".
Почти три месяца экипаж осваивал и испытывал лодку, загружал запасы, готовился к переходу в Архангельск. С высоты своего опыта могу только поражаться тому громадному объёму работы, который выполнили офицеры и унтер-офицеры лодки. Одних только карт и пособий нужно было иметь несколько сотен, если не тысячу. Где их разместить? А продовольствие, лодочная документация, запасные части и принадлежности? Да и бытовое имущество занимает немало места.
А планирование похода, его обеспечение и решение организационных вопросов перехода в военное время! Надо отдать должное чиновникам и специалистам того времени, они решили эти задачи неплохо. Был согласован маршрут перехода лодки из Специи в Геную, оттуда в Гибралтар, в Плимут и далее в Архангельск, а также вопросы отдыха, ремонта, пополнения запасов, охраны и сопровождения лодки на переходе.
13 июня 1917 г. в сопровождении итальянского судна "Равенна" подводная лодка "Святой Георгий" перешла из Специи в Геную.
18 июня вышла из Генуи и начала самостоятельный переход в Гибралтар. В Гибралтаре лодка простояла 10 суток, пополнены запасы.
4 июля 1917 г. "Святой Георгий" вышел из Гибралтара в Плимут в сопровождении английского тральщика № 172. В Бискайском заливе группа попала в сильный шторм, поэтому пришлось укрыться в порту Лиссабона. Для облегчения лодки и улучшения её мореходных качеств с неё выгрузили на берег запасные торпеды, часть запасных частей и имущества, которые должны были доставить в Плимут другим судном. Для сопровождения снятых с лодки грузов в Лиссабоне из экипажа лодки был оставлен подпоручик от Адмиралтейства Мычелкин.
16 июля лодка в сопровождении патрульного судна "Чифони" вышла из Лиссабона, но уже 17 июля из-за шторма группа вынуждена была зайти в порт Лейшойнш, Португалия. И только 22 июля лодка и патрульное судно благополучно дошли до Плимута.
Запасные торпеды и имущество из Лиссабона, сопровождаемые Мычелкиным, прибыли в Плимут 13 августа. К этому времени был завершен ремонт лодки, экипаж отдохнул, погрузил запасы и был готов к переходу в Архангельск.
20 августа 1917 г. в сопровождении английского тральщика "Айсланд" лодка вышла в английскую базу Скапа-Флоу, куда группа прибыла 25 августа. Произвели небольшой ремонт, отдохнули и 29 августа 1917 г. вместе с тральщиком "Айсланд" начали переход в Архангельск.
4 сентября 1917 г. группа прошла траверз мыса Нордкап, когда её настиг шторм. Двое суток лодка и тральщик шли по Баренцевому морю при шквалистом ветре с дождём и сильном волнении. Как это было и что они испытывали при этом хорошо знают те, кто ходил на торпедоловах, пожалуй каждый штурман-подводник испытал на себе подобное. По описаниям дело дошло до того, что некоторые члены экипажа переоделись в чистое "смертное" бельё.
И наконец вечером 6 сентября 1917 г. группа зашла на Внутренний Йоканьгский рейд. В статьях об этом пишут мельком, буднично. Но представляю себе, с каким же наслаждением и с нетерпением экипажи заходили к нам, как резко стих ветер, уменьшилось волнение, на берегу появились строения и люди.
Скорее всего и лодка, и тральщик не встали на якоря, а ошвартовались к причалу в Губе Гремиха. И весь йоканьгский люд, а может и лумбовский тоже, сошелся и съехался посмотреть на чудо техническое - подводную лодку! На англичан тоже интересно было поглядеть, но их уже видели неоднократно за время войны. А вот подводников ещё никто в Йоканьгской базе не видывал.
Наверняка, командир Йоканьгской базы лично встречал отряд на причале. Уже были готовы баня, столовая и прочие необходимые для отдыха людей помещения и принадлежности.
Двое суток экипажи отдыхали, пополняли запасы и топливо, общались, посетили село Йоканьгу. Наелись до отвала хлеба свежего, икры и рыбы красной, щей и картошки, оленины, в общем отдохнули. И народ йоканьгский, раскрыв рты, слушал рассказы моряков о переходе, как-никак из самой Италии пришли!
Командование Йоканьгской базы наверняка было допущено на лодку, показана подводная жизнь и устройство. Ахи и охи!
Об этих двух днях подводной лодки "Святой Георгий" и тральщика "Айсланд" в Йоканьге пишу подробно потому, что и не сомневаюсь, что так было.
Правда в интернете есть и другие упоминания о заходе "Святого Георгия" в Йоканьгу. В них английский тральщик к причалу не швартовался, а встал на якорь. Лодка же ошвартовалась к тральщику. Может быть и так было, хотя куда логичнее описание, которое дал я.
После улучшения погоды 8 сентября лодка и тральщик вышли из Йоканьги и 9(22 по новому стилю) сентября 1917 г. прибыли в Архангельск.
Лодку посетили высокопоставленные лица, а Морской Министр Временного Правительства издал приказ с поздравлением и благодарностью экипажу подводной лодки "Святой Георгий".
Лодка "Святой Георгий" в Архангельске.
Пл_Святой_Георгий_23984_900.jpg
Пл_Святой_Георгий_23984_900.jpg (108.1КБ)3340 просмотров
За 89 суток похода прошла более 5000 миль по водам пяти морей и двух океанов.
12 сентября 1917 г. руководство флотилии рапортовало, что лодку по конструктивным особенностям использовать на Севере невозможно, при отрицательных температурах оборудование обмерзало и лодка не могла погружаться. Лодку поставили в док судоремонтного завода, летом 1918 г. планировали отправить её на Балтику. Однако интервенция Антанты помешала этим планам. Тогда экипаж, перешедший на сторону советской власти, перегнал лодку вверх по Северной Двине и выбросил её на берег.
В 1919 году белогвардейцы сняли лодку с мели, набрали новый экипаж во главе с командиром лейтенантом П.И. Лазаревич-Шепелевичем и в ноябре перевели её в Романов-на-Мурмане. Там лодка находилась до прихода Красной Армии.
15 апреля 1920 года лодку включили в состав советской Беломорской военной флотилии, а 7 мая получила новое название - "Коммунар". Её вернули в Архангельск, где отремонтировали и довооружили двумя пулемётами. В августе-сентябре 1920 г. лодка "Коммунар" совместно со своей плавбазой "Соколица" дважды выходила в практическое плавание в южную часть Белого моря.
В 1923 году лодка была признана негодной к дальнейшей эксплуатации по техническому состоянию. 5 июня 1924 года она была списана и передана в ЭПРОН и ещё около десяти лет использовалась в качестве понтона при подъеме затонувших судов. После чего разделана на металл.

В качестве итога по составу и состоянию военных морских сил на Севере в 1917-1924 годах можно отметить, что с победой советской власти вопросы охраны и защиты морских районов не были сняты с повестки дня, актуальность их была по-прежнему высока. Обладая скудными силами и ресурсами, военно-морское командование Советской России попыталось создать Беломорскую военную флотилию в марте 1920 г., которую уже 26 июня 1920 г. преобразовали в Морские Силы Северного моря, МССМ.
МССМ просуществовали всего два с небольшим года. Военная опасность на Севере к этому времени была оценена как незначительная, но существенно возросла опасность экономической безопасности Советской России. Поэтому на первый план выдвинули пограничников, которые на 10 лет стали главной военной силой Баренцева, Белого и Карского морей.
Для Йоканьгской базы, будущей Гремихи, это обстоятельство оказалось судьбоносным. Именно пограничники стали основоположниками и ядром созданной в 1941 году Йоканьгской военно-морской базы.
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Вс апр 24, 2022 7:42 pm

Часть 7. К-460
Гремиха, апрель-июнь 1975 года


7.1. Обустройство экипажа в Гремихе. И немного истории.
Военная история. Продолжение.
Пограничники.


Мы в Гремихе с пограничниками не сталкивались. Пограничный режим обеспечивала комендатура 11 флотилии пл СФ, а до этого Йоканьгской военно-морской базы. И хотя теплоходы на переходе из Мурманска в Гремиху и из Мурманска в Архангельск через Гремиху и обратно могли иногда выходить за пределы территориального моря, в портах Мурманск и Архангельск пассажиры и грузы пограничный контроль не проходили и загранпаспортов никто не требовал. А у военных и обычных то паспортов не было, их заменяли наши удостоверения личности, а у срочной службы - военные билеты. Но тем не менее, морские пограничники оказались связаны с историей Гремихи, о чем я попытаюсь рассказать.

Некоторые сведения взяты из книг "Морская пограничная охрана России: от Петра I до наших дней", автор Ф.А. Мошков. Издательство "Граница", 2003 год,
а также из известной книги "Три сестры Беломорской флотилии", автор В.В. Щедролосев, Санкт-Петербург, 2006 г.


С незапамятных времён с появлением границ встал вопрос о перемещении через них людей и товаров. И если пропуск людей был довольно прост, то товары требовали специальной системы для оценки их стоимости и взымания с этой стоимости пошлины. Такие системы появились в виде таможенных служб, которые совмещали функции контроля людей и товаров.
В России организационное формирование таможенной службы произошло к XVII веку, при Петре I её деятельность расширена на морские прибрежные районы, а при Екатерине II создана система таможенного контроля границы. В результате к 1812 году только побережье Белого и Балтийского морей контролировали 600 объезчиков, 45 надзирателей и 45 их помощников. Во всех крупных портах были созданы таможни, в том числе и в Архангельске.
Однако со временем функции пропуска товаров и людей в одной службе стали всё более несовмещаемыми, т.к. перемещение товаров находится в финансовой области, а перемещение людей - в контрольной области деятельности государства, причём военизированной.
В России в ходе так называемой министерской реформы 1802-1810 годов, проведённой Александром I, были созданы 8 министерств. При этом одним из крупнейших и главных было Министерство финансов, осуществлявшее управление государственными доходами и расходами.
Для разделения таможенных и пограничных функций и устранения их несовместимости 29 октября 1864 г. в Министерстве финансов был создан Департамент таможенных сборов, а при нём - Пограничная, Таможенная и Корчемная стражи. Так появилась отдельная пограничная служба, отделённая от финансовой области, хотя и входившая в таможенную службу. При этом в пограничной службе появились морские и речные суда, которые по традиции именовались таможенными. А 14 июля 1872 г. была создана первая крейсерская флотилия на Балтийском море для предотвращения морской контрабанды.
В 80-х годах XIX века, кроме контрабанды, начинают обостряться проблемы охраны рыбных и иных морских богатств, особенно на Севере и Дальнем Востоке. Для решения этих задач Министерство финансов взаимодействовало с Министерством морских сил, организовало периодическое патрулирование военных кораблей в Баренцевом море. Однако это в целом не решало проблему, т.к. деятельность Пограничной стражи была сильно ограничена вхождением в Департамент таможенных сборов Министерства финансов России.
Интересно, что Министерство морских сил, Таможенная стража и Пограничная стража, непосредственно решающие задачи, прекрасно понимали имеемые противоречия и настоятельно предлагали вывести Пограничную стражу из Департамента таможенных сборов. Но этому почему-то сильно противились сами руководители стражи и департамента. Мотивы директора департамента можно понять, ибо исключение такой большой структуры из состава департамента, как Пограничная стража, неизбежно приводит к уменьшению значимости и финансирования. А вот почему Инспектор Пограничной стражи был категорически против выведения Пограничной стражи из Департамента таможенных сборов, можно только предполагать.

Точку в этом разногласии поставил всё тот же граф С.Ю. Витте, который 30 августа 1892 г. был назначен Министром финансов. Менее года ему понадобилось, чтобы разобраться в обстановке, убедиться в непримиримости позиций своих подчинённых и разом решить этот вопрос.
Витте_Сергей_sergey-vitte-02.jpg
Витте_Сергей_sergey-vitte-02.jpg (61.13КБ)3274 просмотра
Он сам разработал Положение об организации Отдельного Корпуса Пограничной стражи (ОКПС) и, пользуясь расположением Александра III, на очередном докладе заручился одобрением царя.
15 (27) октября 1893 г. был подписан Указ о создании Отдельного корпуса пограничной стражи с подчинением его Министру финансов. Таким образом пограничники впервые стали самостоятельной структурой государства, хотя и остались в подчинении Министерства финансов.
Командиром ОКПС назначен генерал от артиллерии А.Д. Свиньин, прежний начальник Пограничной стражи отправлен куда-то на другую должность, а может быть и в отставку.
А в 1897 году из Военного флота в состав ОКПС были переданы все таможенные и пограничные суда с образованием Флотилии Отдельного корпуса пограничной стражи (ФОКПС).
Вот так С.Ю. Витте снова принял участие в становлении Гремихи через созданное им пограничное детище.

До начала Первой мировой войны Баренцево море оставалось единственным крупным морским регионом России, где пограничную службу несли не морские пограничники, а военные моряки Министерства морских сил. В 1914 патрулирование осуществляло прибывшее с Балтики посыльное судно "Бакан".
С объявлением войны командир "Бакана" капитан 2 ранга С. М. Поливанов возглавил оборону Архангельского порта с моря, решение пограничных задач пришлось оставить.
По его инициативе для затруднения плавания кораблей противника были выключены маяки и снято навигационное ограждение. Экипаж "Бакана" на подходах к Архангельску оборудовал три оборонительные позиции. На побережье горла Белого моря были развернуты наблюдательные посты, имевшие связь друг с другом и с "Баканом".
После революции судно находилось в Архангельске, переходя из рук в руки. В 1920 году включено в состав Северной Гидрографической экспедиции, в 1924 году разобрано на металл.

Великая Октябрьская Социалистическая революция поставила задачи охраны границы уже перед новой властью. И она не заставила себя ждать.

Декретами советской власти были созданы:
от 20 декабря 1917 г. - Всероссийская Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности, ВЧК;
от 15 января 1918 г. - Рабоче-Крестьянская Красная Армия, РККА;
от 29 января 1918 г. - Рабоче-Крестьянский Красный Флот, РККФ.
30 марта 1918 г. при Наркомате по делам финансов было создано Главное управление пограничной охраны, ГУПО. Управление ОКПС упразднялось.
28 мая 1918 г. Председатель СНК В.И. Ленин подписал декрет об учреждении Погранохраны при Наркомате по делам финансов. С тех пор 28 мая празднуется как День пограничника и по сей день не только в РФ, но во многих бывших республиках СССР.
В июне 1920 г. задачи по охране границы были переданы из ГУПО в ВЧК, а войска ГУПО переданы в войска внутренней службы, ВНУС.
27 сентября 1922 г. в составе ГПУ при НКВД, бывшей ВЧК, создан Отдельный пограничный корпус, ОПК. В состав ОПК переданы все пограничные войска из ВНУС, а также морские и речные силы. С тех пор пограничная служба находилась в СССР в составе НКВД, КГБ, а в РФ в настоящее время в составе ФСБ России.

В Белом и Баренцевом морях морские пограничные суда были сведены в Северный отряд, комиссия по приёму кораблей и судов от Морских Сил Северного Моря завершила работу 16 декабря 1922 г. Начальником отряда судов погранохраны был назначен военмор В.Л. Креслинг.
После передачи значительной части свого состава в январе 1923 г. Штаб Морских Сил Северного моря был расформирован, а к середине года упразднена и вся структура МССМ. Пограничникам были переданы также службы НиС и Мурманское отделение Архангельского военного порта.
На Севере морскими хозяевами стали пограничники.

Обстановка в прибрежных районах оставалась напряженной. Англичане, не признававшие 12-мильную ширину территориального моря Советской России в 1923 году направили в Баренцево море флотилию военных кораблей для охраны своих промысловых судов. Под их прикрытием английские и норвежские рыбаки чувствовали себя в безопасности и промышляли в непосредственной близости от советских берегов.
Наличных сил морской погранохраны Северного отряда едва хватало на прикрытие только подходов к Кольскому заливу и Архангельску. Горло Белого моря от реки Поной до мыса Воронов не охранялось. Зимой 1922-23 годов основная часть пограничных судов стояла в Архангельске во льду на ремонте, а участок от Губы Вайда до мыса Канин Нос охраняли всего три пограничных тральщика. При несении пограничной службы они использовали и Йоканьгскую базу для укрытия от непогоды, пополнения запасов, ремонта и отдыха.

Пункт базирования Мурманского пограничного отряда оставался необустроенным. Пограничные суда стояли на якорях, экипажи постоянно находились на борту. Для штаба и других служб отряда моряки своими силами построили двухэтажный деревянный дом в районе нынешнего железнодорожного вокзала, других строений на берегу не было. Надо полагать, что Йоканьгская база, к этому времени уже вполне обустроенная, с магазинами и баней казалась морским пограничникам просто благом.
Несмотря на сложные бытовые условия, морские пограничники несли службу, сопряжённую с опасностью
Так, в марте 1923 года пограничное судно "Т-15" обнаружило в территориальном море СССР в районе остров Большой Олений два английских траулера, занимавшихся браконьерским промыслом. Командир Котов потребовал от капитанов траулеров прекратить промысел и покинуть территориальное море СССР, однако капитаны на сигнал не реагировали, ход не застопорили. Тогда Котов высадил осмотровые группы на траулеры на ходу и это была первая в истории морпогранохраны высадка подобным образом. Траулеры-нарушители отконвоировали в бухту Захребетная.
Ночью, воспользовавшись снегопадом, один из траулеров попытался скрыться, три краснофлотца осмотровой группы были убиты. При выходе из бухты траулер наскочил на камни и затонул. Второй траулер с частью спасшихся доставлен в Мурманск, нарушители предстали перед судом.

Как и многое в только что созданном СССР морпогранохрана в середине-конце 20-х годов претерпевала многочисленные преобразования, вызванные как экономическим состоянием страны, изменением внешних угроз, так и поиском оптимальной структуры, часто методом проб и ошибок. Порой изменения происходили буквально в течение месяцев и можно только посочувствовать пограничникам от смены подчинённости, обеспечения и названий. В результате к 1933 году, когда на Север пришёл первый ЭОН-1 будущей Северной военной флотилии, соединения морпогранохраны на Севере назывались Морская пограничная база №1 (Архангельск) и Морская пограничная база №2 (Мурманск). В составе Морской пограничной базы №2 в Мурманске были сторожевой корабль "Пурга", сторожевое судно ПС-1, 4 паровых катера и 5 моторных шлюпок. Силы, надо сказать, невелики, но службу им приходилось нести очень напряжённую. Кроме Мурманска и Архангельска пограничники интенсивно использовали и Йоканьгскую базу, а также систему наблюдения и связи НиС, в том числе на Святом Носу.

В 1937 году, когда Северная военная флотилия была преобразована в Северный флот и всё больше приобретала контроль над Баренцевым, Белым и Карским морями, мурманских пограничников вновь переформировали. На базе Мурманского отряда судов погранохраны, 1-й Отдельной Мурманской комендатуры и 5-го отдельного авиаотряда был создан 35-й Мурманский морпогранотряд. В его состав вошли 11 пограничных судов, система береговых пограничных постов и другие подразделения. Общая численность отряда была 1690 человек.
В Мурманске для морских пограничников уже не было места, поэтому их решено было перебазировать в посёлок Торос на выходе из Кольского залива, в рыбацкий посёлок и судоремонтную базу. Рыбаков переселили в другие посёлки, а базу перевели на Абрам-Мыс в Южном колене Кольского залива.
8 июня 1938 г. дивизион пограничных судов перебазировался в посёлок Торос, впоследствии получившем название Кувшинская Салма.
Хотя силы Северного флота переходили в Белое море для отработки торпедных стрельб летом 1936 и 1937 годов, информации о заходе их в Йоканьгскую базу нет. Её по-прежнему постоянно использовали только пограничники и гидрографы.

В это же время с учётом развития Северного флота было принято решение о расширении Йоканьгской базы и строительстве там объектов обеспечения сил флота. Йоканьгская база получила наименование посёлок Гремиха и в нём начато строительство новых объектов. Гремиха готовилась стать военно-морской базой.

В ноябре 1939 г. в преддверии советско-финской войны в посёлке Торос на базе дивизиона судов 35-го Мурманского погранотряда было начато формирование Отряда пограничных судов Мурманского пограничного округа, которое завершено 1 января 1940 г. Отряд передан в оперативное подчинение Северного флота.
Корабли Отряда погрансудов Мурманского округа, находясь в оперативном подчинении флота, охраняли государственную границу по усиленному варианту, несли дозорную службу, осуществляли конвоирование транспортов с войсками и военными грузами, охрану рейдов. Кроме того, до марта 1940 года корабли Отряда выполняли боевые задачи по охране и обеспечению высадки войск 14 армии в пунктах Вайто, Лахти, Петсамо. В соответствии с приказом НКВД от 13 марта 1940 г. корабли Мурманского отряда погрансудов приняли под охрану новую границу с Финляндией.
11 июля 1940 г. Мурманский отряд погрансудов был выведен из оперативного подчинения Северного флота, а 18 октября того же года приказом НКВД соединению было присвоено новое наименование: 1-й Северный отряд пограничных судов. Командиром отряда назначен капитан 2 ранга Дианов Александр Иванович, впоследствии контр-адмирал.
Дианов_А_И_97069380.jpg
По состоянию на первое полугодие 1941 года в 1-й Северный отряд пограничных судов входили 2 дивизиона сторожевых судов и катеров и группа плавсредств Мурманского порта общим составом 23 пограничных кораблей и судов. Это была уже вполне боеспособная сила.

В июле 1940 г. Комитет Обороны при СНК СССР издал постановление о расширении системы базирования ВМФ, в том числе и на Севере. На основании этого постановления был издан приказ НК ВМФ от 1 августа 1940 г. №00186 о формировании Молотовской вмб в г. Молотовске. 12 сентября 1940 г. Молотовскую вмб было решено перевести в более благоустроенный и приспособленный к управлению силами Архангельск и переименовать её в Беломорскую вмб.
Учитывая значительное расстояние между Полярным и Архангельском, Наркомат ВМФ принял решение о строительстве ещё одной военно-морской базы. Выбор пал на уже вполне обустроенную Гремиху.
По представлению НК ВМФ Комитет Обороны при СНК СССР издал постановление от 6 марта 1941 г. №28сс, которым утвердил место строительства военно-морской базы лёгких сил Северного флота - Гремиха. Определена и стоимость строительства - не более 40 млн. рублей.
Во исполнение этого постановления был издан приказ НК ВМФ от 12 марта 1941 г. №0040, которым приказано начальнику Инженерного управления представить на утверждение технический проект, смету и график строительства Йоканьгской вмб. Срок исполнения - до 20 апреля 1941 г. Указанные документы были представлены на утверждение в срок и утверждены.
Строительство военно-морской базы в Гремихе поручено Наркомстрою СССР.
Уже в мае 1941 г. начались подготовительные работы, завоз рабочей силы и материалов. До войны оставалось менее двух месяцев.
Оргмобпланом Северного флота предусматривалось с началом войны сформировать в Гремихе на основе имеемых и перебазируемых военных и гражданских объектов маневренную Йоканьгскую военно-морскую базу в составе:
- управление вмб;
- отделение политической пропаганды;
- охрана рейда;
- управление участком и постами СНиС;
- радиостанцию;
- управление военного порта;
- квартирно-эксплуатационная часть, КЭЧ;
- пожарная охрана;
- санитарное отделение;
- 14-я стрелковая рота из состава 52 стрелковой дивизии 14 армии Ленинградского фронта.
Формирование Ивмб предусматривалось осуществить на основе 1-го Северного отряда пограничных судов, командир отряда мобзаданием назначался командиром Ивмб. Интересно, что эта функция была определена не только мобзаданием, но и утверждена приказом командующего СФ от 26 апреля 1941 г.
Основные задачи Ивмб: не допустить противника в Белое море и предотвратить попытку десантом захватить стратегические пункты в Горле Белого моря, обеспечить бесперебойное плавание судов в конвоях на трассе Архангельск-Иоканга-Кольский залив и охрану судов в базе, организовать разведку на подходах к бассейну Белого моря.

И вот грянула война.
23 июня 1941 г. приказом командующего Северным флотом №00273 начато формирование Йоканьгской военно-морской базы (Ивмб). Была приведена в действие вся организационная махина, предусмотренная мобпланом. И надо отметить высокое качество мобплана и его чёткое выполнение. Достаточно было только дать приказание или даже кодовое слово и далее все начинали действовать без дополнительных указаний.

1-й Северный отряд пограничных судов был передан из НКВД в ВМФ и вошел в состав Северного флота. Уже 23 июня 1941 г. перешел из Тороса (Кувшинская Салма) в Гремиху и стал основой создаваемой Йоканьгской военно-морской базы. В составе отряда были 5 пограничных кораблей, переклассифицированых в сторожевые корабли (СКР-24 "Айсберг", CKP-27 "Жемчуг", CKP-28 "Рубин", CKP-29 "Бриллиант", CKP-30 "Сапфир"), 2 пограничных катера, переклассифицированных в сторожевые катера и несколько рейдовых катеров.
Кроме того, в оперативное подчинение командиру Ивмб были переданы две подводные лодки 3-го дивизиона бригады подводных лодок базы г. Полярный: "Щ-403" под командованием капитана-лейтенанта Коваленко С.И. и "Щ-404" под командованием Иванова В.А. и плавбаза подводных лодок "Умба". Обе лодки и плавбаза прибыли в Гремиху 24 июня 1941 г.
Также от ОВРа Главной базы в состав Ивмб переданы 4 сторожевых корабля, 2 тральщика и 5 сторожевых катера.

Командир 1-го Северного отряда пограничных судов капитан 2 ранга Дианов Александр Иванович, с 22 июня 1941 г. автоматически вступил в должность командира Ивмб.
Начальником штаба стал капитан 2 ранга Виноградов Александр Иванович, комиссаром - батальонный комиссар Гудовский Михаил Константинович.

Из перечисленного неполного состава сил Ивмб видно, в каких труднейших условиях пришлось морским пограничникам создавать военно-морскую базу. В течение буквально двух дней в необустроенную Гремиху пришли разом десятки кораблей и судов, подводные лодки, тысячи людей. Прибытие сил продолжалось нарастающими темпами, прибывали строители, продолжался завоз запасов. Буквально через месяц прибыли авиаторы, начали строительство гидроаэродрома.
И в это же время нужно было организовывать оборону, ведение боевых действий в зоне ответственности, отражение налётов вражеской авиации. Нужно было думать и о защите гражданского населения Йоканьги и Лумбовки, налаживать их помощь морякам.
Силы Ивмб разместились в основном в Гремихе. Часть сил были размещены на островах, полуострове Святой Нос и в складках окружающей местности.
Село Йоканьга и Лумбовский погост стали прифронтовыми, колхозники стали работать на нужды обороны.
В 1941 с началом войны саамы стали вступать в транспортные отряды и на фронт за первые месяцы войны было отправлено не менее 5 000 оленей.

Срок окончания формирования Ивмб был установлен 28 августа 1941 г.
Но уже 12 августа командир Ивмб и командующий Беломорской военной флотилией, БВФ, доложили о завершении формировании Ивмб. Приказом командующего СФ от 12 августа 1941 г. № 00399 было объявлено, что Йоканьгская военно-морская база сформирована.

Красноречивую характеристику этого периода даёт выдержка из наградного листа на А.И. Дианова, 1941 года: «Несмотря на трудные условия, Дианов в очень короткий срок сколотил из судов морпогранотряда и призванных по мобилизации судов боеготовые части, сумел вооружить корабли, наладил организацию и одновременно развернул и провел базовое строительство… Обладая решимостью и волей командира, Дианов в сложных условиях, в зоне действия воздушного противника, объединил из разрозненных частей боеспособное соединение, которое успешно выполнило ряд ответственных заданий по конвоированию транспортов, высадке десантов, обстрелу берегов, занятых противником. 25 сентября 1941 года одним из кораблей базы потоплена немецкая подводная лодка, огнем зенитных батарей и кораблей уничтожено 5 самолётов и 4 повреждено»

Мне добавить нечего.
Только склонить голову перед подвигом военных и гражданских героев. Помолчать и подумать.
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Сб апр 30, 2022 2:09 pm

Часть 7. К-460
Гремиха, апрель-июнь 1975 года


7.1. Обустройство экипажа в Гремихе. И немного истории.
Военная история. Завершение.
Война и послевоенное время.


Война и участие в ней Йоканьгской военно-морской базы хорошо описано и широко освещается, в том числе в интернете. В Ивмб были морские силы, авиация с гидроаэродромом и аэродромом Качаловка, береговая и зенитная артиллерия, объекты связи и развитой тыл со всесторонним обеспечением.
В 1940 году в Гремихе были двухэтажное здание школы-интерната для детей лопарей, находящихся на пастбищах, здания райисполкома, почты, пограничной комендатуры. Кроме того, были восемь жилых бараков, рыбозавод со складами, магазин рыбкопа.
Все постройки были деревянные. Водопровода и центрального отопления не было. Воду брали из озера Питьевого и в ручьях.
За время войны Гремиха расстроилась, появились улицы, двухэтажный деревянный штаб базы, в котором в своё время и мне довелось нести оперативную службу. От реки Йоканьга до аэродрома Качаловка проложена мощёная камнем дорога. Повсеместно появилось электричество.
Дорога между Йоканьгой и Гремихой превратилась в укатанную грунтовую магистраль, по которой ходили люди, ездили повозки, автомобили и трактора. Менее укатанные, но проходимые для оленей с нартами были и дороги вдоль побережья от Гремихи до Дроздовки на запад и через Лумбовку до Городецкого, а оттуда в Поной на восток.
Военные и гражданские Гремихи совершили много подвигов, в том числе в море. Памятные места героической гибели кораблей Ивмб нанесены на карты и штурмана докладывали и продолжают докладывать о их прохождении командирам кораблей.
Были и погибшие от налётов вражеской авиации, умершие от ран в госпитале. Они похоронены на военном кладбище в Гремихе и ежегодно мы ходили и сейчас гремиханцы ходят на него 9 мая для возложения венков и памятных митингов.
Есть в Гремихе и гражданское кладбище, существующее и действующее до сих пор.
И конечно, как все советские люди, гремиханцы встретили День Победы с великой радостью! Как и маячники, посты СНиС, метеорологи и полярники на островах и в отдалённых точках.
Начиналась новая мирная жизнь, но по-прежнему связанная с Военно-Морским Флотом.

Здесь уместно вспомнить тех, под чьим руководством воевал Военно-Морской Флот, Северный флот и Йоканьгская военно-морская база в частности. Интересно, что это были пожалуй единственные военачальники, прошедшие бессменно всю войну от начала до конца на своих постах и пережившие с флотом все его неудачи и победы.

Народный Комиссар Военно-Морского Флота Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов Николай Герасимович.
Сейчас о нём хорошо известно не только флотской, но и гражданской общественности. А вот даже когда я поступил в Каспийское ВВМУ имени Кирова в 1967 году, о нём ничего не слышал. И в самом училище не очень говорили о Кузнецове. Видимо это были отголоски опалы, которой он был подвергнут Сталиным и Хрущёвым. Да и с Маршалом Жуковым у него отношения были сложные.
И только ко второму курсу о Кузнецове стало мне более или менее известно.
На третьем курсе в 1969 году в училищный киоск поступила книга из серии Военные мемуары, автор Герой Советского Союза Н.Г. Кузнецов. Называлась "Накануне". Военное издательство, Москва 1969 г. Она стоила 85 копеек, что для командира отделения с его 12 рублями месячного пособия было вполне приемлемым. Я тут же купил эту книгу, прочёл залпом. Давал читать и друзьям, кто не успел её купить.
Надо ли говорить, что когда в 1971 году вышла вторая его книга "На флотах боевая тревога", она тоже оказалась в моей библиотеке.
Вот и сейчас держу в руках эти книги, которые в моей библиотеке уже более 50 лет. Выдержали все переезды, побывали со мной в морях и океанах, читаны-перечитаны. И интерес к ним не ослабевает.
Жаль, что судьба Кузнецова оказалась столь трагичной, но хорошо, что книги и память о нём живут.
Shot_280.jpg
Shot_280.jpg (202.18КБ)3187 просмотров
Командующий Северным флотом адмирал Головко Арсений Григорьевич.
О нём я тоже узнал только в училище. А уж когда прибыл служить на Северный флот, то познакомился с его биографией и боевыми делами подробнее.
И конечно, адмирал Головко большую роль сыграл в истории нашей Гремихи. Ведь само зарождение, строительство и организация боевой деятельности базы является прямым следствием замыслов и организаторской деятельности командующего флотом.
Головко_Арсений_Григорьевич_f0.jpg

Два посёлка, Йоканьга и Гремиха, продолжали жить своей жизнью. Йоканьга - трудовой, а Гремиха - военной.
В Йоканьге была построена новая школа, в бывшей церкви работал клуб, функционировал сельсовет, играли свадьбы, рождались дети. Эффективно работали колхозы, рыбзавод, выполнялись планы рыбного промысла.
В Гремихе же сосредоточилось районное управление Саамским районом. Было построено новое красивое здание райкома партии на улице Североморская. Оно сохранилось до сих пор. После переноса райцентра Саамского района из Гремихи в Ловозеро, это здание отдали под детский сад.
Йоканьгская военно-морская база, вошедшая в состав Беломорской военной флотилии 2 августа 1941 г., к концу войны включала также базы, береговые батареи, береговые посты и аэродромы в Поное, острове Моржовец и полуострове Канин Нос. Неизменной оставалась и зона ответственности Ивмб, режим плавания в которой обеспечивали силы охраны водного района и противолодочные силы базы.
16 февраля 1945 г. Беломорская военная флотилия (БВФ) была переформирована в Беломорский морской оборонительный район, при этом Ивмб осталась в его составе. А уже в декабре 1945 г. БелОМР снова переформирован в БВФ.

Северный флот начал возвращать силы других ведомств, а владельцам из народного хозяйства мобилизованные суда. Поэтому пограничники были возвращены в Пограничный флот НКВД и ушли в Кувшинскую Салму. За мужество и героизм, проявленные пограничниками в составе Северного флота и Йоканьгской военно-морской базы в частности, в 1951 году созданная в Кувшинской Салме 1-я отдельная бригада пограничных сторожевых кораблей, 1 обрпскр, была награждена орденом Красного Знамени.
Гражданские же суда, воевавшие не менее героически, вернулись в Мурманский рыбтрест и в Архангельский морской порт. Переклассифицированы из тральщиков, сторожевых и дозорных катеров снова в рыболовные траулеры и рабочие катера, разоружены и продолжили свой мирный и довольно тяжёлый труд в северных морях. А военная история этих трудяг осталась только в ленинских уголках, каютах и памяти моряков. Да ордена и медали на их пиджаках по праздникам напоминали о былом.

20 июня 1950 г. Ивмб выведена из состава БВФ, стала военно-морской базой флотского подчинения и оставалась такой до конца своей истории, включая 11 флпл СФ. Соответственно изменилась и зона ответственности Ивмб, у неё осталась только часть Баренцева моря.
Все пункты, части и объекты Белого моря были выведены из состава Ивмб и подчинены БВФ.
В декабре 1956 г. БВФ была преобразована в Беломорскую военно-морскую базу (Белвмб) и её предназначением стало обеспечение строительства и испытаний новых кораблей, оружия и технических средств. Обеспечила она строительство и наших лодок, о чём я уже написал выше.

В апреле 1946 г. командующий Северным флотом А.Г. Головко был назначен заместителем начальника Главного штаба ВМС, так тогда назывался будущий ВМФ. Главком ВМС Н.Г. Кузнецов лично прибыл на Северный флот для оценки деятельности кандидата на должность командующего флотом В.И. Платонова.
В мае 1946 г. Платонов загрузил на линкор "Архангельск" походный штаб, взял эскадру надводные кораблей и бригаду подводных лодок и повёл из из Ваенги в Белое море на учения по отражению прорыва сил "противника" в Горло Белого моря. Естественно, что Йоканьгская вмб была в полной мере задействована в учениях, правда заходил ли в Гремиху Н.Г. Кузнецов на линкоре "Архангельск", неизвестно. Учения прошли успешно и В.И. Платонов был назначен командующим Северным флотом.
Можно смело утверждать, что в период командования флотом адмирала В.И. Платонова Йоканьгская вмб получила новую направленность - база подводных сил!
Shot_281.jpg
Shot_281.jpg (59.35КБ)3184 просмотра
16 октября 1946 г. в СССР была принята программа строительства кораблей до 1955 года, которая, в частности, предусматривала строительство крупных серий подводных лодок для морской и океанской зон. В соответствии с этой программой были созданы и строились серии средних подводных лодок проекта 613 и больших океанских проекта 611. Проектирование из завершилось к 1948 году, а строительство началось в 1950 году. На Северный флот планировалось поступление большого количества лодок и естественно, что штабы оценивали и рассчитывали возможные места их базирования. Среди них была определена и Гремиха, которую командующий флотом В.И. Платонов хорошо знал.
Екатерининскую гавань начали освобождать для новых соединений лодок, старые боевые лодки или списывали, или переводили в другое качество. А Гремиху, как и другие базы, начали готовить к приёму большого количества новых подводных лодок.
В частности, Краснознамённую подводную лодку С-51, которая прославилась своим беспримерным переходом из Владивостока в Полярный в 1942-1943 годах, семью результативными боевыми походами под командованием Героя Советского Союза Кучеренко Ивана Фомича, в 1951 году вывели из подчинения 162 брпл 33 дпл СФ и переподчинили Йоканьгской военно-морской базе. В 1952-1953 годах она проходила ремонт и переоборудование, и в 1953 году перешла в Гремиху (по другим данным отбуксирована туда из Полярного в 1954 году). В составе Ивмб лодка С-51 была переклассифицирована в кабинет боевой подготовки КБП-39, а в 1956 году - в УТС-19. В этом качестве С-51 верно служила подводникам Гремихи ещё почти 20 лет, после чего списана. Часть её надстройки и ограждение установлена в качестве памятника в посёлке Островная у школы №282.
На фото - подводная лодка С-51 в годы войны.
s51_1.jpg

А командующий Северным флотом В.И. Платонов продолжал посещать Гремиху. Он пишет в воспоминаниях, что в 1947 году шахтёры треста "Печенганикель" его выдвинули кандидатом в депутаты Верховного Совета РСФСР от Мурманской области. В течение недели Платонов обошел на эсминце побережье, Печенгу, Кильдин, Териберку, Гремиху и Йоканьгу, где встречался с избирателями - металлургами, лётчиками, артиллеристами, рыбаками, оленеводами. Затем уже в качестве депутата В.И. Платонов помогал решал народно-хозяйственные задачи, выполняя наказы своих избирателей. Естественно, что как депутат, он бывал в Гремихе и Йоканьге не реже раз в полгода, где встречался с избирателями.
Ещё один яркий пример, связанный с Гремихой, В.И. Платонов приводит в воспоминаниях "Записки адмирала" - это поход с новым Главкомом ВМС И.С. Юмашевым летом 1950 года. Юмашев приехал на Северный флот для знакомства. При этом, как пишет Платонов, новый Главком был невысокого мнения о Северном флоте, хотя на нём никогда не бывал.
Платонов предложил Юмашеву обойти на эсминце все базы флота, от Печенги до Архангельска. При этом на переходе морем силы флота будут проводить учения и стрельбы. Надо полагать, что предусматривались и заходы в базы для знакомства, а значит и в Гремиху. В результате при сходе с эсминца в Архангельске Юмашев сказал только: Море у вас хорошее.
И уже потом Платонов узнал, что новый Главком своё мнение о Северном флоте в корне изменил. А командующему флотом В.И. Платонову присвоили воинское звание адмирал. Можно считать, что и Гремиха внесла в это событие свой посильный вклад.
К сожалению 24 апреля 1952 г. адмирала Платонова Василия Ивановича сняли с должности за столкновение крейсера "Чапаев" и эсминца "Ответственный" на подходе к Кольскому заливу в условиях плохой погоды.
Однако до такого завершения службы на Северном флоте В.И. Платонова под его руководством и при непосредственном участии было развёрнуто проектирование объектов Гремихи, как базы подводных лодок. И строительство их началось тоже при нём.

Как водится, первыми прибыли военные строители. К сожалению нет сведений, где они размещались, но видимо не в голой тундре, хотя и без комфорта. И сразу пошла работа.

Военные строители Гремихи:
Гремиха_строители_Y84OEm-peck.jpg
Строится улица Североморская.
Уже стоят двухэтажные дома по нечётной стороне. А напротив был штаб Ивмб, точнее штабной городок. Строители стоят к нему лицом.
Позади строя пустырь, на нём вскоре будет построен Дом культуры, который сохранился до сих пор.
Гремиха_Североморская_улица_50годы_sever.jpg
Гремиха_Североморская_улица_50годы_sever.jpg (101.05КБ)3165 просмотров
Кроме военных в Гремихе работали и гражданские строители.
Гремиха_строитель_1959г_voditel.jpg
Их руками возведены гражданские объекты Саамского района, в частности райком партии, здание которого затем отдали детскому садику.
Вложения
Гремиха_bLoh5cEpDmg.jpg
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Вс май 08, 2022 4:45 pm

Часть 7. К-460
Гремиха, апрель-июнь 1975 года


7.1. Обустройство экипажа в Гремихе. И немного истории.
Военная история. Завершение.
Подводники.


После адмирал В.И. Платонова командующим Северным флотом стал адмирал Чабаненко Андрей Трофимович.
Он который командовал флотом целых десять лет, с 23 апреля 1952 г. по 28 февраля 1962 г. И был первым подводником из плеяды командующих Северным флотом. Тихоокеанец. Штурман.
Благодаря организаторской деятельности адмирала А.Т. Чабаненко Йоканьгская военно-морская база в 1956 году окончательно стала базой подводных лодок.
В целом под командованием А.Т. Чабаненко Северный флот стал не только самым мощным подводным флотом страны, но и атомным флотом. Чабаненко лично разрабатывал новые тактические приёмы, оперативно-стратегическое применение подводных атомных сил. Под его руководством готовились и проводились первые полярные и дальние походы атомных подводных лодок.
К сожалению, как и предыдущий командующий флотом, адмирал А.Т. Чабаненко был снят с должности в июне 1962 г. Причиной послужила аварийность на флоте, в частности взрыв на подводной лодке Б-37 проекта 641. В результате взрыва Б-37 и стоявшая рядом с ней пл С-350 проекта 633 затонули.
Чабаненко,_Андрей_Трофимович.jpeg
Чабаненко,_Андрей_Трофимович.jpeg (18.2КБ)3159 просмотров
21-22 июля 1962 г. в Гремихе побывал Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущёв в сопровож­дении Министра обороны СССР маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского, начальника Поли­тического Управления СА и ВМФ генерала армии А.А. Епишева и Главнокомандующего ВМФ СССР адмирала флота Советского Союза С.Г. Горшкова. К этому времени в Гремиху была заведена после успешного покоре­ния Северного полюса первая атомная подводная лодка СССР К-3, названная «Ле­нинский комсомол». Награды экипажу К-3 и походному штабу вручил лично Н.С. Хрущёв. Пишут, что вручение состоялось в старом Доме офицеров в Гремихе, но групповое фото после вручения сделано в спортзале. Поэтому другая версия о вручении в в/ч 90190 более правдоподобна.
В связи с описанными выше событиями адмирала А.Т. Чабаненко среди сопровождавших Хрущёва не было.

Но это было потом.
А пока Гремиха строилась, готовилась принять в свой состав первое соединение подводных лодок.
К счастью, в интернете за последние годы появилось огромное количество фото Гремихи и окрестностей. Позволю себе привести здесь некоторые из них.
Из семейного архива Ольги Анисимовой, фото начала улицы Североморская 1954 год.
Деревянный двухэтажный дом №2, который слева, гремиханцы называли "Дом с колоннами" за его выступающие подъезды. Видно, что строители облагораживали окружающую дом местность, перед домом устроен палисад с хорошим штакетником и местами для сушки белья. А бетонное восьмигранное кольцо - это бассейн. Правда никогда не работал и позднее был убран.
Справа на месте сараев будет построен четырёхэтажный кирпичный дом, его номе №4. А ещё правее построят ещё два красивых трёхэтажных кирпичных дома, №6 и №8. Эти дома скроют штаб вмб, въезд в который сделают между домами №6 и №8.
Между этими домами мой командир В.М. Сергеев со мной и командиром БЧ-4 Сашей Кидовым въезжали каждый раз, когда приезжали перед выходами в море для получения последней обстановки у оперативного дежурного флотилии. А ещё позднее, после 1977 года, я ходил там пешком на оперативное дежурство, к своим флагманам или на какие-то совещания. То есть район мне очень хорошо знаком и сейчас кажется даже родным.
Снимок сделан с места, где будет построен Дом культуры Гремихи.
xf7qc_K_uCw.jpg
xf7qc_K_uCw.jpg (79.32КБ)3155 просмотров
Этот же дом №2, только уже отделан белым цветом с красивыми наличниками. Бассейн без изменений, место игры гремиханских детишек.
Lpqu1zAb-b8.jpg
Lpqu1zAb-b8.jpg (75.72КБ)3155 просмотров
В 1952 году жителями посёлка было засыпано землёй болото у берега и на этом месте было оборудовано футбольное поле, а затем м другие спортивные площадки. Там же вдоль будущей улицы Гвардейская был спортзал, баня и точка по продаже пива. В наше время туда многие ездили за пивом, я тоже раза два с бидончиком ездил. Колоритное было мероприятие с качалкой, бочками и крупной продавщицей.
В бане тоже мне довелось побывать, обычная советская баня была, с парной.
А на футбольное поле приземлялись вертолёты, пока не построили волосу в полку ПВО.
В 1954 году была сдана двухэтажная средняя школа № 1, впоследствии №281, чуть позднее Дом культуры, здание райкома партии и райисполкома, кирпичные дома на улицах Североморская и Комсомольская.
Стадион в действии, 1950-е годы:
Гремиха_стадион_50годы_stadion.jpg
А немного позднее на стадионе уже были и спортивные битвы. В одноэтажном длинном доме на втором плане по памяти и были баня и пивная точка. А на возвышенности уже дом с магазином "Стекляшка" на ул. Гвардейской строится.
Гремиха_Стадилн_60годы_01.jpg
Дом культуры в Гремихе:
Дом_культуры_1954г_kultura.jpg
Дом офицеров флота в Гремихе. Был построен ещё во время войны, сгорел 23 февраля 1966 г.
ДОФ_CH0O8w.jpg
ДОФ_CH0O8w.jpg (66.36КБ)3140 просмотров
Начальная школа, 1950-е годы:
Гремиха_Начальная_школа_50годы_n_hkola.jpg
Средняя школа №281 на улице Комсомольская. А за ней в сторону пирса № 3 были построены два одинаковых дома с эркерами, скорее всего комсостава. Такие же дома были и в Североморске на Северной Заставе, проект типовой.
Комсомольская_Школа_дом_UPuzkR7cRHA.jpg
Улица Североморская в конечном итоге приобрела вот такой вид. Такой её и мы запомнили.
Североморская_0L6O_9uA.jpg
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Вт май 10, 2022 12:40 pm

Часть 7. К-460
Гремиха, апрель-июнь 1975 года


7.1. Обустройство экипажа в Гремихе. И немного истории.
Военная история. Завершение.
Подводники.


Наряду с жилыми и служебными зданиями и объектами, для приёма подводников в Йоканьгской военно-морской базе требовалось создать и причальный фронт.
В районе Губы Гремиха и Губы Червяная были во время войны построены шесть причалов и пирсов, но для бригады подводных лодок этого было явно недостаточно. Поэтому для базирования подводников было принято решение построить причальный фронт между губами Червяная и Охотская.
Гремиха_Старая_зона_Shot_283.jpg
Гремиха_Старая_зона_Shot_283.jpg (113.9КБ)3131 просмотр
А это потребовало строительства дороги от Гремихи до причальной зоны подводников и служебных зданий для её обеспечения.
Поначалу это были деревянные одноэтажные, а затем построили кирпичные двух и более этажные здания.
Гремиха_Губа_Червяная_1954г_2u0PH-Om8iE.jpg
К 1956 году строительство объектов и жилья для приёма подводников в Гремихе и в причальной зоне в основном было закончено. Это был один из немногих случаев в истории ВМФ, когда сначала строилась база, а затем в неё прибывали силы. Наверняка проблем тоже хватало, но всё же это лучше, чем прибывать на пустое место.
В районе главной базы Северного флота дело обстояло именно так. Подводные лодки массово прибывали на флот, мест не было. Иногда лодки, как в губе Сайда, стояли на якорях или у борта плавбаз, которые стояли на рейде. А иногда жили и на лодках, как мы весной 1975 года после прибытия из губы Оленья в Гремиху.

В 1955 году из части сил и штаба 33 дивизии подводных лодок в Полярном была сформирована 14 обрпл СФ, отдельная бригада подводных лодок проекта 613. Местом её базирования была определена Гремиха. В оперативном подчинении она была у Штаба СФ, а в остальных вопросах подчинялась командиру Йоканьгской военно-морской базы.
В 14 бригаду в 1956 году были включены семь новых подводных лодок, все постройки 1955 года. Ниже указаны даты вступления в строй и прибытия в Гремиху.
С-266, август 1955 г., 15 августа 1956 г.
С-269, весна 1956 г., , август 1956 г.
С-270, август 1955 г., 29 июня 1956 г.
С-272, июль 1955 г., 15 августа 1956 г.
С-273, август 1955 г., 15 июня 1956 г.
С-274, июль 1955 г., 15 июня 1956 г.
С-276, июль 1955 г., июль 1955 г.
Как видно из таблицы, силы бригады прибывали в Гремихе не одновременно, а группами в течение июня-августа месяцев 1956 года. Это несколько смягчило организационную работу Ивмб и штаба 14 обрпл по размещению и обустройству прибывающих сил.

10 июля 1956 г. в Гремиху пришли ПКЗ-71 и торпедолов ТЛ-112.
17 июля 1956 г. прибыло управление 14 обрпл, командир бригады капитан 1 ранга Гаварлинский Владислав Матвеевич.
В августе 1956 г. пришла плавбаза "Аксай", впоследствии известная нам тем, что на ней размещался экипаж К-465 Самсонова в период постройки на СМП.
Ещё один интересный факт, связывающий нашу К-460 и 14 обрпл - командиром С-266 в 1957-1960 году был Березовский Вадим Леонидович, будущий первый командир головной лодки проекта 667А К-137, где командиром БЧ-3 был будущий командир нашей К-460 Сергеев В.М. О нём я написал в разделе испытаний нашей лодки.
Лодки встали у новых пирсов, судя по ракурсу относительно острова Витте это или 9 или 10 пирс по старой нумерации.
Shot_284.jpg
Shot_284.jpg (165.05КБ)3124 просмотра
Фото С-266, где командиром был Березовский В.Л.
Shot_285.jpg
Shot_285.jpg (196.52КБ)3124 просмотра

Летом 1959 г. в 14 обрпл включены ещё две лодки проекта 613 после постройки:
С-268, июль 1955 г., лето 1959 г.
С-275, октябрь 1955 г., 1959 г.
19 октября 1960 г. в 14 обрпл были дополнительно включены ещё восемь подводных лодок проекта 613 после постройки:
С-159
С-281
С-289,
С-329
С-340
С-343
С-345
С-349
Таким образом в 1960 году в составе 14 обрпл было уже 17 подводных лодок проекта 613.
Силища!

При непосредственном участии и под руководством командующего Северным флотом адмирала Чабаненко, лично разработавшим некоторые оперативно-тактические приёмы и организацию действий подводных лодок как самостоятельно, так и в составе разнородных сил, а также офицеров Штаба флота и Ивмб, 14 обрпл активно решала задачи несения боевой службы как в Норвежском море, так и в Северной Атлантике. Лодки действовали одиночно и в составе групп.
Также регулярно проводились учения и тренировки на боевой подготовке.
В 1961 году 14 отдельная бригада пл СФ была полностью передана Йоканьгской вмб и переформирована из 14 обрпл СФ в 14 брпл Ивмб. Это стало возможным благодаря приобретению опыта Йоканьгской военно-морской базой в управлении подводными лодками, их подготовки и организации боевых действий, а кроме того снижало громадную нагрузку на Штаб флота в управлении силами.
Необходимость передачи соединений от флотского уровня к уровню создаваемых объединений вызывалась и тем, что на Северный флот стали прибывать атомные подводные лодки.
В 1957 году вступила в строй первая атомная лодка проекта 627 К-3, а 12 ноября 1960 г. - первая атомная ракетная подводная лодка проекта 658 К-19. Атомные лодки требуют особого режима и условий их эксплуатации. Поэтому в июле 1961 г. в Западной Лице на базе 206 обрпл СФ была создана 1 флотилия подводных лодок, первое в СССР объединение атомных подводных лодок. К тому времени в строю было шесть атомоходов - К-3 проекта 627, К-5, К-8, К-14 и К-52 проекта 627А и К-19 проекта 658. Они вошли в состав созданных 3 и 31 дпл 1 флпл СФ.
И было тогда ещё не известно, что очень скоро Гремиха станет тесно связанной с атомным подводным флотом.

В июне-июле 1961 года Северный флот проводил крупное учение, в котором были задействованы и подводные лодки 14 брпл Ивмб. 4 июля на атомном ракетоносце К-19 в Северной Атлантике случилась авария ГЭУ со значительным повышением уровня радиации. На помощь К-19 первыми подошли гремиханцы, С-270 и С-159. Этот случай известен, поэтому на нём останавливаться не буду. Но первое близкое знакомство с атомной энергией у гремиханцев состоялось, хотя и таким трагичным способом.
Второе близкое знакомство произошло 21-22 июля 1962 г., когда в Гремиху завели атомную подводную лодку К-3 после похода на Северный полюс. Кроме вручения высоких наград Н.С. Хрущёв, Р.Я. Малиновский и особенно ГК ВМФ С.Г. Горшков наверняка познакомились и с Гремихой.

Надо сказать, что ещё в сентябре 1955 года, когда адмирал В.И. Платонов был начальником Управления боевой подготовки ВМФ, в Крыму было проведено совещание о направлениях развития флота. По воспоминаниям В.И. Платонова адмиралов слушали Н.С. Хрущёв, Н.А. Булганин, А.И. Микоян, Г.К. Жуков и Н.Г. Кириченко, члены Перезидиума ЦК КПСС.
Совещание открыл Н.С. Хрущёв, который сказал, что моряки не могут толком объяснить, какой флот надо строить. На этом совещании руководители страны и Вооруженных Сил и хотят услышать предложения, прежде всего флагманов Черноморского флота.
Выступили командир бригады подводных лодок Черноморского флота контр-адмирал П.К. Иванов, командующий ВВС ЧФ генерал-майор авиации А.А. Мироненко, командующий эскадрой ЧФ контр-адмирал Чулков и комендант береговой обороны генерал-майор Коваленко.
Выступления лётчика и подводника были наиболее конкретными, но тем не менее какой флот строить яснее не стало. Выступил Маршал Советского Союза Г.К. Жуков и сказал, что моряки действительно не знают чего хотят. По его мнению надводные корабли утратили своё значение. Поэтому на главную роль в ВМФ выходят подводные лодки и Морская Авиация.
Заключение делал Н.С. Хрущёв. Он указал на присутствовавшего адмирала В.А. Фокина, начальника Главного штаба ВМФ, сказав, что это он виноват в таком разброде мнений в среде моряков, а также что давно пора освободить верфи от крейсеров.
Это решение было доложено С.Г. Горшкову, который был временно исполняющим, а затем и штатным ГК ВМФ и он наверняка помнил мнение Н.С. Хрущёва о подводных лодках.

Естественно, что С.Г. Горшков неоднократно обсуждал с командующим Северным флотом адмиралом А.Т. Чабаненко вопросы строительства и базирования подводных сил и Гремиха в их обсуждениях занимала немаловажное место. Уже будучи в Гремихе неоднократно приходилось слышать от командования и политработников, что Гремиха является любимым детищем С.Г. Горшкова. Он лично рассматривал не только общие вопросы строительства там базы стратегических ядерных сил, но и даже проекты казарм подводников. По крайней мере наши две казармы 41 дпл, №5 и №6, были построены по улучшенному проекту с кубриками и каютами и этот проект якобы утвердил лично С.Г. Горшков. Почему то я этому верю.
И скорее всего поэтому Горшков уговорил Хрущёва пойти для вручения наград экипажу К-3 не в Западную Лицу, а в Гремиху. И именно поэтому лодку после полюса завели в Йоканьгскую военно-морскую базу, где руководство страны и Вооруженных Сил могли лично осмотреть будущую базу атомоходов.

Практически сразу после убытия Н.С. Хрущева из Гремихи, начались подвижки как в составе 14 брпл Ивмб, так в строительстве базы для атомных подводных лодок, а также и в административной организации Саамского района.
Новый командующий Северным флотом адмирал Касатонов Владимир Афанасьевич, тоже подводник и штурман, как и А.Т. Чабаненко, активно продолжил дело развития атомного флота и Гремихи в том числе.
270px-Касатонов_Владимир_Афанасьевич.jpg
270px-Касатонов_Владимир_Афанасьевич.jpg (31.96КБ)3105 просмотров
В сентябре-октябре 1963 года являлся старшим на борту во время похода к полюсу атомной подводной лодки К-181 3 дпл 1 флпл, командир капитан 2-го ранга Сысоев Ю. А. 29 сентября 1963 г. лодка впервые всплыла в непосредственной близости от полюса, полюс стал нашенским.

С 1962 года из состава 14 брпл Ивмб начали выводить подводные лодки проекта 613, первой из них была С-268.

В декабре 1962 г. принято решение, а 21 января 1963 г. Йоканьгский сельсовет был упразднён. Саамский район также упразднён, вместо него создан большой Ловозерский район, райцентр перенесён из Гремихи в посёлок Ловозеро. Колхозы села Йоканьга ликвидированы, началось переселение людей из Йоканьги в Гремиху и другие сёла Кольского полуострова. Сезонная миграция саамов из Йоканьги в Зимний Йоканьгский погост и обратно окончательно прекратилась. Хотя отдельные случаи перегона оленей из района Гремихи в район Каневки и Краснощелья и обратно были до 80-х годов.
В Гремихе создан поселковый совет и включён в состав Североморского района. В Гремихе стало тесно военным и гражданским.
Поэтому ещё в 1956 году с прибытием 14 обрпл военные власти начали строительство военного посёлка примерно в 3-х километрах западнее Гремихи на относительно ровном плато у губы Островская. Наверняка выбор этого места явился результатом многочисленных исследований и анализа для удовлетворения не только удобства строительства, но и мер радиационной безопасности. Однако в конечном итоге место было выбрано на открытом и очень рельефном участке берегового склона, поэтому все прелести гремиханского климата жители военного посёлка испытали на себе сполна. В Гремихе ветер был всегда меньше, а уж склонов там почти нет. Это знает каждый гремиханец.
Посёлок этот получил название Островная. Наша родная и такая ветренная Островная с крутыми горками, оврагами, не тающим круглый год снегом на склонах и домами с тройными рамами.
На этой схеме я попытался изобразить Островную примерно к 1967 году.
Дорогу от Гремихи продлили от причальной зоны подводников до Островной и сделали от неё ответвление на возвышенность. На возвышенности построили казарменный городок подводников. Там же был и клуб, в который жители Островной ходили в кино и на концерты. Бывали там и танцы, в том числе и на открытой танцплощадке, что очень необычно для Севера.
Сама дорога в Островную превратилась в улицу. Возможно в две улицы. По крайней мере участок до ответвления в казарменный городок даже в наше время назывался улицей Первомайская. А вот по утверждению старожилов Островной даже ещё в 1972 году дома в начале дороги после ответвления имели адрес улица Новая. Возможно, что вот её впоследствии и переименовали в улицу Соловья.
На улице Первомайская были финские одноэтажные двухквартирные дома, с палисадами и небольшими деревцами. А на улице Новая были многоэтажные дома.
Гремиха_Островная_1972.jpg
На этом фото на улице Новая дом №4 уже построен, а перпендикулярно ему строится пятиэтажный дом.
Гремиха_Новая_строительство_EZoflMjNqlg.jpg
А вот так стала выглядеть Островная к 65-67 году. Казарменный городок на переднем плане, ДОФ ещё строится, школа №2 (282) уже построена. Справа по улице Новая сданы уже дома №2 и №4, стоят перпендикулярно дороге.
Островная_казарменный_городок_cZieV_VV-mo.jpg
Островная_казарменный_городок_cZieV_VV-mo.jpg (53.15КБ)3083 просмотра
Островная_казарменный_городок_9WEL1whgAJ0.jpg
Но главным в строительстве базы атомных подводных лодок было создание условий для их стоянки, эксплуатации и всестороннего обеспечения.
В 1958-1959 годах был построен небольшой мол между губами Охотская и Островская, я его назвал старым молом. Он защитил от волнения причальную зону 14 обрпл и сам стал причалом, точнее основой для причалов. Позднее к нему пристроили полустационарный причал №15 и стационарный №16 на сваях, нумерация причалов поздняя. Они использовались в качестве грузовых в том числе и для нужд построенной недалеко торпедо-технической базы, ТТБ.
Но в 60-х годах причалов №15 и 16 ещё не было, а пирсы подводников использовали как 14 брпл, так двух отдельных дивизионов овра СФ, стоявших у 10 пирса - 12 однскр и 544 однтщ, сторожевых кораблей и тральщиков.
1 сентября 1963 г. в состав Ивмб прибыла первая плавмастерская, ПМ-130. Её поставили в стационарному пирсу №7, который и стал местом постоянного базирования ПМ-130 и будущего плавучего судоремонтного завода ПРЗ-165. Всё было готово к приёму атомных подводных лодок.
И уже через два месяца после этого, 30 октября 1963 г., в состав 14 брпл Ивмб пришла после постройки первая атомная подводная лодка. Это была К-27 проекта 645 с жидкометаллическим реактором.
На фото у пирса К-11 проекта 627А (левым бортом) и К-27 проекта 645 (правым бортом).
Гремиха_К-11_К-27.jpg
Так Гремиха стала базой атомных подводных лодок, а Йоканьгская военно-морская база получила большой опыт подготовки и использования совместно дизельных и атомных лодок.

Базирование К-27 в Гремихе, а не в уже обустроенной и подготовленной Западной Лице становится понятным, если учесть упомянутые выше факты обсуждения руководством страны вопросы развития флота, интерес ГК ВМФ С.Г.Горшкова к Гремихе и шедшие полным ходом работы по созданию новых дальнобойных баллистических ракет большой мощности для подводных лодок.
В середине 1963 года в СКБ-385, возглавляемом В.П. Макеевым в г. Миасс началась разработка ракетного комплекса Д-9 с жидкостной ракетой Р-29. В соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 28 сентября 1964 г. ракетный комплекс Д-9 был утверждён в качестве основного для ракетных подводных лодок и в 1965 году выдано тактико-техническое задание на разработку атомной подводной лодки проекта 667Б. Разработка подводной лодки велась в ЦКБ МТ «Рубин» под руководством главного конструктора С.Н. Ковалева. И примерно в это время было принято решение базировать соединение новых лодок проекта 667Б в Гремихе. Это была наша 41 дивизия.
С учётом планируемых сроков разработки проекта 667Б и строительства серии подводных лодок для их базирования были проведены исследования и изыскания, которые показали, что новые атомные лодки нужно базировать в более подготовленном и удобном месте, чем причальная зона 14 брпл.
Поэтому был разработан проект строительства новой причальной зоны в районе губы Островская, предусматривающий строительство широкой дамбы поперёк губы, устройство в ней корней плавучих пирсов, дноуглубление акватории с частичной засыпкой губы Островская и строительством на засыпанной части нового большого санпропускника и зданий службы радиационной безопасности.
Для защиты причального фронта от волнения предусматривалось создать ещё один мол с проходом для кораблей западным проливом между берегом и островом Витте. Я назвал его новым молом.
И работа закипела!

Для строительства были привлечены значительные силы как военных, так и гражданских строителей. К 1972 году новый мол между берегом и островом Витте был закончен, к нему поставили два плавучих пирса и перевели туда оба дивизиона овра.
Основную дамбу поперёк губы Островская тоже активно строили, но всё же к нашему приходу осенью 1974 года была готова только половина дамбы и к ней зимой 1974-75 годов поставили три пирса.
Дноуглубительные работы тоже ещё не были закончены. Углубили только небольшие районы у пирсов и канал для прохода к ним. Полностью работы были закончены только к 1980 году, но и тогда ещё оставалось много недоделок.

1 июня 1966 г. во время интенсивного строительства объектов для нашей дивизии, на базе 14 брпл Ивмб была сформирована 17-я отдельная дивизия подводных лодок Северного флота, которая подчинялась Йоканьгской вмб только в гарнизонном отношении и в части некоторого обеспечения.
Все подводные лодки проекта 613 были из 17 одпл выведены и отправлены в другие места базирования, в основном на Балтийский флот. А в 17 одпл СФ переданы все подводные лодки проекта 627 и 627А из 3 дпл 1 флпл СФ. К 1972 году дивизия была в полном составе.
По воспоминаниям служивших в то время в 17 дивизии это было золотое время! Ивмб в дела дивизии не особо вмешивался, Штаб СФ из-за удалённости и занятости делами в других базах в Гремиху заглядывал нечасто, обеспечение подводников-атомщиков было прекрасным. Посёлок Островная уже был достаточно развит, квартиры давали даже холостякам.
До Мурманска и Архангельска с 1966 года стал ходить "Вацлав Воровский", о впечатлениях своих при первом знакомстве с ним я уже писал.
После посещения Гремихи Брежневым летом 1967 года введена в строй телевизионная станция "Орбита", в Гремихе построен телецентр и открыта своя телестудия. А 14 декабря 1968 г. был торжественно открыт Дом офицеров.
Жизнь налаживалась!

Однако подводная служба была омрачена двумя трагическими событиями.
24 мая 1968 года во время выхода в море на К-27 произошла авария жидко-металлической ЯЭУ с облучением личного состава и выводом лодки из строя. Восстановить её так и не удалось.
12 апреля 1970 года из-за пожара погибла К-8. Погибли люди, в том числе командир лодки В.Б. Бессонов и доктор А.М. Соловей. За проявленный героизм в борьбе за жизнь людей и лодки В.Б. Бессонову присвоено звание Герой Советского Союза. А.М. Соловей, пожертвовавший своей жизнью ради больного подводника, был награждён орденом Красной Звезды. В память о них названы улицы в посёлке Островная.

В жизни 17 одпл СФ был в это время ещё один не совсем понятный случай - с 1970 по 1973 год в состав 17 одпл включили 162 бригаду подводных лодок из Линахамари. Может быть для придания значимости дивизии, а может по другим соображениям.
В составе 162 брпл были лодки проекта 611 в количестве 10 единиц: Б-65, Б-75, Б-76, Б-70, Б-80, Б-82, Б-874, Б-877, Б-881, Б-891 и 189 экипаж. Они несли интенсивную боевую службу, занимались боевой подготовкой, в 1973 году были переданы в состав Балтийского и Черноморского флотов, а 162 брпл расформирована. Семьям подводников 162 бригады остаётся только посочувствовать.
На фото - Б-65, Б-75 и Б-80 проекта 611 в Гремихе.
Гремиха_Б65_Б75_Б80_проект611_1971г.jpg
Гремиха_Б65_Б75_Б80_проект611_1971г.jpg (91.03КБ)3061 просмотр

Кроме подводников в Гремихе с 1942 года базировались дивизионы сторожевых кораблей и тральщиков. С созданием 11 флпл на базе этих сил 1 декабря 1974 г. была создана 2 бригада кораблей овра. К нашему приходу в Гремиху они уже стояли у нового мола. Бригада была сильной, имела свою зону ответственности ещё с войны, береговую артиллерию, две морские радиотехнические роты мртр и пункт рейдовой службы с сетью морских радиотехнических взводов, бывших постов НиС, подвижный отряд борьбы с пдсс и другие береговые части и подразделения. Об этом мы тогда не знали, но с кораблями овра работали часто и уважали их за морскую службу на таких маленьких по сравнению с нашими кораблях.

Была в Ивмб своя гидрография, 59 район гидрографической службы. Перед гидрографами снимаю шляпу. Грамотные и смелые ребята и девчата, работающие в сложных северных условиях на берегу и в море. За всё время службы на флоте ни разу не было неисправностей средств навигационного оборудования СНО и радионавигационных систем. Но чего это стоило гидрографам!
При подготовке к базированию атомных подводных лодок в Гремихе гидрографами была проведена громадная работа по развёртыванию надёжной системы навигационного оборудования. В 1957 году построен маяк Медвежий на одноимённом острове. Воспоминания о работе на нём маячника Юрия Чворы размещены в разделе Мемуары на нашем сайте.
Проработаны и просчитаны места установки створов, знаков, буёв, мест размещения боновых заграждений. В восточной части Йоканьгского рейда ещё в войну был оборудован девиационный полигон, который поддерживался в исправном состоянии практически до ликвидации 11 флпл. У пирса №3 была расположена гидробаза, во дворе которой лежали буи и другое гидрографическое оборудование. У пирса №4 стояли два больших гидрографических катера, БГК,а в образованием 11 флпл к ним добавили гидрографическое судно ГС.
Первые года два входной створ Восточных Ворот был с белыми проблесковыми огнями и имел два два створных знака. Затем гидрографы построили новый створ с тремя высокими знаками и красными постоянными огнями. Помню своё восхищение ими, когда впервые увидел их при подходе с моря!
И конечно гидрография теснейшим образом была связана с картами, пособиями, мореходными инструментами и нашим сложнейшим штурманским вооружением. Склад, корректорская, штурманская мастерская - это те подразделения, которые были связаны со штурманами Гремихи самым теснейшим образом. Сколько штурманских шагов было сделано по пути к ним и обратно за эти годы, подсчётам не поддаётся!

И конечно, гремиханский тыл! Хоть и ругали мы его нещадно, но без него никуда. Склады, мастерские, камбузы и столовые, госпиталь и санчасть, называемый спецполиклиникой, военторг, гаражи, пожарная часть и прочая, и прочая. И ВФ и ПСС - вспомогательный флот и поисково-спасательная служба, гремиханские морские трудяги.

И совсем отдельный разговор о ПВО Гремихи и авиации.
Но об этом как-нибудь потом.

Вот такие были Гремиха и Островная, куда мы прибыли в апреле 1975 года. И с которыми связаны многие трудные и интересные годы!
На фото - мы в новой зоне, обустроенные.
Гремиха_Новая_зона_8.jpg
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Сб май 14, 2022 2:51 pm

Часть 7. К-460
Гремиха, апрель-июнь 1975 года


7.1. Обустройство экипажа в Гремихе. Вникаем в обстановку, готовимся к боевому дежурству

Продолжу однако воспоминания о нашей гремиханской службе. После рассказа об истории этого замечательного места, многое будет понятнее из того, что напишу ниже.

Через несколько дней после нашего прибытия наступил Первомай 1975 года. Как его мы отметили, не запомнилось. Наверняка был торжественный подъём флага и построение, затем отдых. Жить продолжали на лодках.
А вот 9 Мая 1975 г. запомнилось очень хорошо. В этот день было 30 лет Победы!
Ещё лежал снег, но как положено все уже были в белых фуражках. После торжественного подъёма флага экипажи построились на той части отсыпки, что уже была сделана. В шинелях, при кортиках, белых кашне и белых перчатках.
Прибыл командир 41 дивизии капитан 1 ранга А.М. Устьянцев, его встретил и доложил о построении дивизии начальник штаба капитан 1 ранга А.А. Шауров. Дядя Саша, как мы уже называли Устьянцева, начал обходить строй, затем занял место перед строем и поздоровался: "Здравствуйте, товарищи!". Мы как обычно довольно дружно проорали: "Здравия желаем, товарищ капитан 1 ранга".
А затем Устьянцев с изюминкой поздравил нас: "Поздравляю вас с Днём Победы над фашистскими гадами!!!".
Мы слегка обалдели, а потом с воодушевлением - Ура!!!
Троекратно!
Очень это поздравление понравилось, запомнилось и мы его ещё очень долго вспоминали.
После такого подъёма настроения строй 41 дивизии повернул направо и двинулся в посёлок Островная, к ДОФу. Шли в гору, довольно легко и свободно, разговаривать не возбранялось. Было празднично.
У ДОФа уже было много народу. И войск и местного. Среди чёрных шинелей выделялись зелёные шинели стройбата, чьими руками и была построена база и площадь перед ДОФом, которая ещё была громадной ямой от ДОФа до школы.
Наша дивизия заняла место с юга у края ямы. Верхних домов и адмиральского дома ещё не было, всё заканчивалось только что сданным домом №12. У гигантского валуна было устроено нечто, вроде трибуны. Там я увидел впервые командующего 11 флотилией Кузнецова Юрия Алексеевича, звание не помню. Возможно, что он уже был вице-адмирал, а может быть ещё и нет. Могу с уверенностью сказать, что в декабре 1975 года, когда он вручал кубок Северного флота нашему экипажу за ракетную стрельбу, он точно был вице-адмиралом.
Там же был начальник штаба флотилии и наш недавний командир дивизии контр-адмирал В.К. Коробов. Был ЧВС флотилии и другое начальство и командование.
После прибытия всех частей нам было объявлено, что принято решение засыпать эту гигантскую яму с водой перед ДОФом и сделать на этом месте площадь. Сегодня, в день 30-летия Победы, мы примем участие в закладке площади, а саму её предлагается назвать Площадь 30-летия Победы. Это предложение было встречено одобрительными возгласами, аплодисментами и радостным гулом. После этого было предложено каждому из присутствовавших взять посильный камень и бросить его в яму, благо камней этих по краям ямы было видимо-невидимо.
Вдохновлённый этим призывом народ как был при парадной форме и даже не снимая белых перчаток принялся брать камни и бросать их в яму. Иногда приходилось отстаивать очередь из желающих, а желающими были все! Запомнился наш начальник политотдела дивизии капитан 2 ранга Стеблянко, который выбирал довольно большие валуны и бросал их в яму. Бросил и я несколько камней посильных размеров, тем самым вложил частичку себя в Площадь 30-летия Победы.
02.jpg
Поначалу думал, что фотограф запечатлел Стеблянко. Но нет, наш начПО был ещё капитаном 2 ранга, так что это кто-то другой.
03.jpg
Жаль, нет в интернете фото, когда все бросали камни. Вокруг ямы был муравейник. Особый восторг вид бросающих камни мужчин вызывал у детей. Они орали, визжали и тоже бросали камни и камушки!

Засыпать в тот же час площадь нашими силами было нереально, это было символичное действие. После Дня Победы строители развернули работы с применением тяжёлой техники и инженерных расчётов. Дело в том, что яма была не просто ямой, это был распадок, по дну которого протекал ручей, впадающий в губу Островская. Поэтому на дне укладывались трубы для ручья, делался соответствующий уклон.
Откуда-то возили щебень и грунт, ровняли, укатывали, а затем укладывали бетонный раствор. Сделали протяжённый газон вдоль площади, на который привозили дерн с травой из тундры. Предусмотрели даже небольшой бетонный бассейн по типу бывшего гремиханского, а может быть фонтан планировали там сделать.
В результате площадь закончили осенью 1975 года и уже 7 ноября провели на нём первый парад.
А на следующий, 1976 год, в День ВМФ бассейн заполнили водой. На площади провели парад, народное гуляние и праздник Нептуна, а в бассейне искупали нескольких бедолаг.

А тогда, 9 мая 1975 г. после закладки Площади 30-летия Победы, нам объявили, что теперь идём в Гремиху возлагать венки на военном кладбище. Так я узнал, что в Гремихе есть кладбище времён войны и это сильно впечатлило.
Мы построились в длиннющую колонну, впереди командование 11 флпл, за ними знамя флотилии, оркестр и колонны 41 и 17 дивизий, воинских частей, гражданских организаций, школы.
Вот также и мы шли тогда. Фото датируется 1975 годом, но это не точно.
В_Гремиху_примерно_1975г.jpg
В_Гремиху_примерно_1975г.jpg (44.54КБ)3042 просмотра

Время на переходе прошло незаметно и вот оно, воинское кладбище.
Был митинг, возложение венков и цветов, минута молчания, затем свободное время. Сразу никто не расходился. Останавливались у могил, читали надписи на надгробьях, проникались молодостью погибших краснофлотцев, солдат, командиров и политруков. Молчали и думали.
И так же возлагали венки, делается это ежегодно.
Гремиха_кладбище_воинское.jpg
Был ли потом праздничный стол, не помню. Вернулись на лодку и наша размеренная жизнь в базе продолжилась.
Числа 11-12 мая по семейным обстоятельствам мне пришлось уехать в отпуск в Северодвинск. Поэтому переезд в казарму №5 не помню.
Вернулся в Гремиху только 18 июня. Привёз с собой свою семью, семью Береберы и весь наш скарб.
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Вс май 15, 2022 12:40 pm

Часть 7. К-460
Гремиха, апрель-июнь 1975 года


7.2. Первое боевое дежурство

Поскольку достаточного жилья для 41 дивизии в Островной не было, то селился кто где мог и как мог.
Командирам боевых частей К-460 выделили квартиры и к концу июня они смогли привезти свои семьи и нормально устроиться.
Нам с Володей Беребера, командиром ЭНГ, с жильём помог наш командир, Сергеев Владимир Михайлович. Он договорился с убывающим на учёбу на классы знакомым, у которого была двухкомнатная квартира, чтобы он разрешил пожить у него в одной комнате и пользоваться кухней. А во вторую комнату переместил все вещи и закрыл её. Вот в эту квартиру я и привёз наши семьи. Володя встретил меня на пирсе у "Вацлава Воровского", с машиной и матросами нашего экипажа. Передал ключи, а сам занялся вещами. А я отвёз своих в квартиру.
Так мы и зажили снова две семьи вместе, как в Северодвинске.
Береберы спали в кухне, а мы с Галей в комнате, которая днём становилась залом и детской.
Жёны взяли на себя весь быт, осваивались на новом месте, а мы с головой окунулись в службу.
Нам предстояло заступить в первое своё боевое дежурство с определённой ракетной готовностью.
Поскольку к тому времени стреляли из базы только два экипажа дивизии, Травкина и наш, то мы уже чувствовали себя уверенными специалистами ракетного дела и организация дежурства в целом была понятна.

Готовились серьёзно, тренировки, учения, карты, пособия, подготовка техники.
Многочисленные многоуровневые проверки, допуски и прочие впоследствии так хорошо знакомые мероприятия.
И вот допуск к несению боевого дежурства получен, зачитан приказ и заступила первая смена. Я был в третьей боевой смене, но готовность к убытию на лодку была очень высокой. Поэтому большая часть экипажа ночевала в казарме, домой командир отпускал по графику небольшую часть.
Порой Сергеев проводил тренировки по оповещению, по экстренному убытию на лодку. И тогда мы строем бежали на пирс, бывало утром рано, бывало вечером поздно, а бывало и ночью.
Это фото позднее, но ещё санпропускник строится. И мы стояли одни у пирса. Но в целом фото обстановку передаёт.
Гремиха_Новая_зона_1111.jpg
Гремиха_Новая_зона_1111.jpg (21.48КБ)3023 просмотра
По понятным причинам все детали несения дежурства раскрыть не могу, поэтому остановлюсь только на некоторых бытовых вопросах.
Много времени проводили на лодке, я в качестве дежурного штурмана ночевал на ней минимум каждую третью ночь, иногда и чаще. Так же как и Титаренко с Береберой. Дело было привычное, особых трудностей не вызывало.
В дежурной смене нужно было заниматься дежурным личным составом, поддерживать в готовности технику, карты и пособия на уровне современности. Не забывал замполит и про боевые листки, соцобязательства и прочие атрибуты партийной и комсомольской организации.
Еда была неважной, привозили с берегового камбуза. С автономным пайком в море не сравнить. Кают-компанию использовали для отдыха, а пищу офицеры принимали вместе с личным составом в столовой.
Время шло довольно быстро, скучать некогда было. В редкие дни удавалось побыть дома, пообщаться с семьёй. Всю нагрузку несли наши боевые подруги, довольно быстро освоились с обстановкой, узнали что и где. Да и женский коллектив, подруги были ещё с Палдиски, выручали друг друга.
К условиям Гремихи и Островной быстро привыкли, погода была в целом летняя. Семьям досаждал полярный день, но научились шторами создавать полумрак, поэтому сами и дети высыпались нормально. Из неприятностей можно выделить два - комары и довольно крутые горки. Комары - дело знакомое для каждого, с ними боролись подручными средствами. Или ходили покусанные.
А вот крутые горки - это особенность Островной.

Площадка, на которой построили дома и ДОФ по улице Соловья, была довольно ровная с высотой над уровнем моря около 40 метров. Сюда же можно отнести дом №4 по улице Бессонова и с небольшим допущением школу. А вот уже всё, что было выше и ниже этой площадки часто граничило с аттракционом.
Дорога от новой зоны радиационной безопасности до площадки с улицей Соловья была чуть больше 1 километра, при этом подняться нужно было на высоту 40 метров. Следовательно средний уклон, применив тригонометрию, в частности арктангенс, легко определяем - он был около 2 градусов. Поэтому в целом по этой дороге в зону РБ и обратно ходить было довольно легко, но был один крутой участочек, который доставлял неудобства особенно зимой.
Сполна получали яркие впечатление и те, кто срезал углы и шел к зоне РБ напрямую примерно с середины дороги. Там даже тропинку протоптали. Эти товарищи на пятой точке съезжали часто, а наверх карабкались чуть не из последних сил. Зато в посёлок раза в два быстрее приходили. Срезал путь и я, что тут скрывать.

Но все основные горки приходились на улицу Бессонова. Выровненная взрывами площадка для домов №9-12 была уже над уровнем моря почти в 70 метров. А расстояние до неё от нижней площадке всего 110 метров, поэтому средний уклон или угол подъёма как нравится, составил 15 градусов. И там был участок с углом 35 градусов, на нём построили деревянный трап.
Островная_трап_к12дому.jpg
Такой же трап был построен от улицы Соловья к госпиталю, тоже довольно крутой.
Островная_трап_Госпиталя.jpg
Зимой трапы заносило, чистить их не всегда успевали, снег утаптывался и трап превращался в горку. Поэтому мамам с колясками или санками нужно было передвигаться только по улице Бессонова, которая представляла собой серпантин.
И уже выше площадки с домами №9-12 к 1980-85 году взрывами строители расчистили ещё несколько площадок с высотой над уровнем моря самой верхней около 90 метров. Там построили дома №27-32 по улице Бессонова. Сразу за этими домами высота сопок была уже 100-120 метров.
Вот там и был самый сильный ветер и ни единого кустика растительности. Известное фото.
Гремиха_Ветер.jpg
Гремиха_Ветер.jpg (94.08КБ)3023 просмотра
А на этом более позднем фото видно, как наши верхние дома располагались на склонах сопок. И везде валуны, валуны.
Островная_Дома_верхние_80годы.jpg
Это последствия взрывных работ. Взрывы гремели чуть ли не каждый день.
Сначала тарахтели компрессоры и буры. Строители бурили лунки диаметром сантиметров пять. Потом закладывали туда взрывчатку, провода и затыкали дырку бумажной пробкой. Когда валун или скала покрывалась этими пробками почти вся, завывала сирена, громкоговорители предупреждали об укрытии. Мы и солдаты прятались за домами, а те кто был в квартирах не выглядывали из окон.
Затем бабах!!! Один или серия взрывов, отбой тревоги. Конечно было интересно поглядеть, что получилось. Валун или скала разваленная впечатляла! Стройбатовцы местное население не гоняли, пусть себе смотрят.
А потом трактора, техника, расчистка площадки, укладка фундаментов и кирпичная кладка стен.
Колоссальный, интересный и очень полезный труд!

Тем временем во время нашего дежурства наступило последнее воскресенье июля 1975 года, а с ним и День Военно-Морского Флота. Для нас он ничем особым не отличался, кроме торжественного подъёма флага. Погода была хорошая, ревела землечерпалка и лила песчановодную смесь в губу Островская, строители продолжали насыпать дамбу и насыпать камни и щебень на уже намытую часть зоны РБ, обрисовались контуры фундамента нового санпропускника.
В конце июля 1975 г. наше первое боевое дежурство закончилось. Мы к тому времени порядком подустали, т.к. с марта 1974 года держали лодку в довольно напряжённом режиме. Поэтому с большой радостью восприняли весть, что в августе сдадим лодку другому экипажу и нас отпустят в отпуск.
Но перед этим в экипаже произошли некоторые изменения.
Осенью предстояла вторая смена личного состава срочной службы. Поэтому в экипаж прибыли молодые матросы, в том числе и в БЧ-1.
Кроме того, на учёбу на 6-е Высшие офицерские классы убыли помощник командира Щеглов Виктор Павлович и командир БЧ-4 Макшанский Анатолий Георгиевич. К большому сожалению Макшанский при переезде в Ленинград трагически погиб. Это была первая потеря в экипаже и мы её ощутимо переживали. На похороны Макшанского ездил Виктор Веселов, который потом поделился, чего это ему стоило.
А вот Щеглов свою однокомнатную квартиру сдал и её распределили мне. Так что в августе 1975 года моя семья наконец обрела в Островной своё постоянное жильё, чему мы были очень рады и благодарны командованию.
Вместо Щеглова помощником командира назначили Титаренко Георгия Александровича, нашего штурмана, нашего командира и учителя. А меня Сергеев рекомендовал назначить командиром БЧ-1 вместо Титаренко.
Так началась моя самостоятельная штурманская жизнь, которая продолжалась до самой пенсии на различных штурманских должностях.
Вместо меня назначили выпускника ВВМУ им. Фрунзе лейтенанта Бондарева Игоря Андреевича, с которым я и плавал всё оставшееся время службы на К-460.

До отпуска нашему экипажу предстояло выполнить ещё одну деликатную задачу, поэтому предстоял выход в море. Несмотря на мой нулевой опыт командира БЧ-1 меня выпустили самостоятельно.
Не скрою, было волнительно. Но наличие на борту Титаренко и опытного командира ЭНГ Володи Беребера, моего помощника и боевого заместителя, позволило справиться с задачей успешно.
Когда мы ошвартовались в родной базе, я почувствовал большое удовлетворение и уверенность в своих силах.
И до сих пор благодарен моим командирам и соратникам за поддержку, науку и совместную службу!

На этом можно было бы и закончить описание нашего важного периода от постройки до первого дежурства и первого отпуска.
Мы сдали лодку другому экипажу, наш экипаж убыл в отпуск. Но ракетному корабельному боевому расчёту К-460 предстояло ещё стразиться с тихоокеансцами за приз Главнокомандующего ВМФ по ракетной подготовке.
Командир лодки, старший помощник, помощник, командир БЧ-1, командир БЧ-2 с офицерами и частью личного состава БЧ-2 выехали в Палдиски.

Палдиски встретил нас радушно, там всё было знакомо, но в учебном процессе и оборудовании много изменилось. Подготовку проходили экипажи следующей модификации нашего проекта, БДР. Были общения, разговоры. Им было интересно, как мы освоили новую технику, нам - что у них нового. Однако на общение времени было не так много. Состязания были насыщенными и заняли почти всё время нашего пребывания там. В конце мы узнали, что приз ГК ВМФ отдают тихоокеанцам, лодке проекта 667АУ.
Расстроились, конечно, но утешало то, что они стреляли залпом восемью ракетами, а мы только одной от пирса. И видимо первенство было заранее предрешено.
Тем не менее в расстроенных чувствах мне отдали личный состав и убыли из Палдиски в отпуск.
А я возвращался по семейным обстоятельствам в Гремиху и попутно был старшим команды. Доехали без приключений, на двух поездах и теплоходе. Матросы и старшины БЧ-2 показали себя молодцами.
В казарме я их передал Володе Тарасенко, командиру электромеханической группы БЧ-2, который был оставлен с личным составом, и занялся домом и семьёй.

7 ноября 1975 г. на Площади 30-летия Победы состоялся первый военный парад. Было по гремихански холодно, ветренно, но празднично. Примерно как на этом фото, возможно 1975 год и есть.
островная_парад_7ноября1975г.jpg
Отпуск скоро заканчивался, но пока можно было ещё немного отдохнуть.
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Вс май 15, 2022 7:30 pm

Часть 8. К-460
Гремиха, декабрь 1975-май 1976 годов


8.1. Второе боевое дежурство, первая боевая служба и первый послепоходовый отдых

В ноябре 1975 года отпуск экипажа К-460 закончился, народ съехался в Гремиху и неделя у нас была береговой службы.
С одной стороны мы как-то скучали без своей лодки. Точнее, было как-то странно ощущать себя безлошадными.
А с другой стороны вроде как и делать было нечего.
Утром пришли в казарму, какое-то время посвятили личному составу, а потом что?
Вот и занимали себя и подчинённых разными делами. Занятия по специальности, политзанятия, осмотры, смотры, проверки рундучной и т.д.
Командир Сергеев задумал тактический кабинет сделать. Штурмана принимали участие в тактической части его оформления.
А замполит Чупрынин Ленинской комнатой занялся.
В общем не скучали, но в 18.00 офицеры и мичмана, свободные от службы, шли по домам. Благо от казармы до дома 10 минут ходу.
Так продолжалось недолго, мы снова приняли свою лодку и принялись приводить её в порядок после временщиков, как мы называли другие экипажи, временно принимавшие чужие лодки. Обычно это было для ремонта, но иногда и для отработки этими экипажами курсовых задач. В нашем случае оба экипажа, последовательно сменившие друг друга, держали нашу К-460 для выполнения текущего ремонта силами ПРЗ и групп гарантийного обслуживания.
А через короткое время в конце ноября 1975 г. мы заступили в своё второе боевое дежурство. Хотелось в море, но мы понимали, что и в базе задачи ракетной готовности не менее важны, чем в море. Остальные экипажи действовали по плану и ничто не предвещало беды и радикальных изменений в нашей службе.

1 декабря 1975 г. начался Новый учебный год. Было построение, поздравление объявление о том, что по итогам года нашему экипажу присуждён Приз командующего Северным флотом по ракетной подготовке. Под аплодисменты в темноте полярной ночи и слабом освещении редких лампочек командующий 11 флпл вице-адмирал Ю.А. Кузнецов нашему командиру В.М. Сергееву вручил приз, представлявший собой серебристый Кубок. Помню, что сказал с улыбкой при этом - Получайте! И никому его не отдавайте!
После построения командование и ракетный корабельный боевой расчёт сфотографировался в тактическом кабинете нашей казармы.
К-460 приз КСФ декабрь 1975.jpg
Дежурство проходило в уже знакомом нам режиме и казалось что всё будет идти по утверждённому плану. Но жизнь распорядилась по-другому.
Как гром с ясного неба прозвучала информация, что ночью на К-447 смыло за борт почти всю носовую швартовную команду. Погибли шесть человек. А лодка готовилась к выходу на боевую службу.
Уже к обеду нам объявили, что К-447 остаётся в базе, расследование. От боевой службы в море отставлена. Вместо неё пойдём в море мы. Старшим похода назначен опытный командир второго экипажа К-279 капитан 1 ранга В.В. Холод.
До планового выхода на боевую службу оставалось меньше трёх недель. Уже была полярная ночь, погода переменная, зимняя. Нас вывели из боевого дежурства и началась авральная круглосуточная подготовка к дальнему походу. По штурманской части кроме подготовки техники предстояла большая работа по получению и подготовке карт, пособий и другой документации по кораблевождению. Предстояло откорректировать и проверить более тысячи наименований, вникнуть в условия предстоящего плавания и особенности решения задач. И было очень много на первый взгляд мелких вещей, например, закупка или получение карандашей, резинок, бумаги, гигиенических принадлежностей не только для себя, но и для личного состава. Ведь в море этого взять будет негде.
Штабы дивизии и флотилии, а также отделы и службы аврально работали по обеспечению всем необходимым. Загрузка продуктов, проверки техники, подготовка и проверки уровня подготовки личного состава. Кинофильмы, библиотека и много-много чего ещё, что понадобится при несении боевой службы.
После чего мы вышли на контрольный выход. Был ли на борту капитан 1 ранга В.В. Холод, сейчас не помню. Скорее всего был. Но запомнилось только командование и политотдел флотилии, а также офицеры штаба дивизии, которые натаскивали нас и проверяли в море готовность к боевой службе. Количество людей, находившихся на борту, было велико и иногда напоминало испытания в Белом море, когда мы были сдаточным экипажем с заводскими специалистами. На контрольном выходе подплавили главный упорный подшипник и лишились одной линии вала. Для аварийного ремонта нам приказали зайти в Гаджиево, где ремонт произвели специалисты СРЗ-10 из Полярного.
Этот первый свой самостоятельный заход в Гаджиево, да ещё в полярную ночь и под одной линией вала я запомнил хорошо. Погода была тихая, мне помогал помощник флагманского штурмана 41 дпл капитан-лейтенант А.А. Крыжевский, но всё же самостоятельный вход в такую сложную узкость, как бухта Ягельная, заставил попотеть. Однако мы справились и с помощью буксиров ошвартовались у пирса вполне прилично. Также без происшествий и уже под двумя линиями вала вышли из Ягельной после окончания ремонта и проверки штабом флота.
Учитывая мою молодость, ко мне в качестве наставника на поход планировался штурман К-447 Виталий Иванов. Но прокуратура не разрешила ему покидать Гремиху, т.к. шло расследование чрезвычайного происшествия. Поэтому мои флагмана приняли решение, а командование утвердило его – выпустить меня на боевую службу самостоятельно.
25 декабря 1975 года ранним зимним утром, когда Гремиха ещё спала, мы без особых проводов и церемоний отошли от пирса и начали движение на выход из базы. Ветер был слабый, волнение на внутреннем Йоканьгском рейде не ощущалось и лодку вести рекомендованными курсами было вполне комфортно. На мостике были капитаны 1 ранга В.М. Сергеев, В.В. Холод, оба в меховых шапках с козырьком. О чём-то переговаривались. Сергеев командовал лодкой, Холод не вмешивался.
На мостике был также старпом капитан 3 ранга Ефимов Валентин Никитич, вахтенный офицер и помощник капитан-лейтенант Г.А. Титаренко на связи у «Каштана», а под козырьком боцман старшина 2 статьи Марков Василий Михайлович. И я, штурман, на своём командном пункте КП-1/1 у пеленгаторного репитера И-19Т на связи со штурманской рубкой. С помощью младших штурманов В.А. Беребера и И.А. Бондарева непрерывно определял положение лодки на рекомендованном курсе, корректировал курс и скорость, принимал доклады о глубине и работе технических средств, рассчитывал время поворота на очередной курс. Всё шло как обычно.
Перед глазами были головы обоих капитанов 1 ранга в меховых шапках, иногда приходилось просить их дать мне измерить тот или иной пеленг. Было с одной стороны неловко всё время обращаться к ним, всё же командование, да и в званиях и возрасте очень большой разрыв. Но оба командира позволяли мне проводить измерения и отодвигались от линии визирования столько раз, сколько было нужно. Почему-то вот эти головы в шапках с ручкой запомнились.
Простились с буксирами. Они ответили гудками и красиво отвалили от борта. Вышли на внешний рейд и начали переход в район погружения. Это довольно обычное уже занятие не вызывало ничего необычного и описывать его неинтересно. И вот район погружения!
Как всегда мой доклад о входе в район погружения, боевая тревога, выполнение всех необходимых мероприятий. Заполнен главный балласт, пошли на глубину. Доклады о глубине погружения и глубине под килём, команды командира. В центральном посту также и В.В. Холод. Погрузились, удифферентовались, легли на курс по плану, объявили готовность №2.
А после этого в штурманскую рубку пришли оба командира. В.М.Сергеев говорит мне фразу, которая потом стала традиционной и на последующих походах. Дословно привести не могу, а смысл её был таков – ну что, Дима, посмотрим, что нас ждёт. Разворачиваем план похода и втроём внимательно изучаем его. Сергеев и Холод обмениваются замечаниями, я оцениваю план со штурманской точки зрения. Когда ясность наступила, план убирается куда надо, командиры идут обедать или что там ещё, а штурмана начинают свою работу.
В первую очередь нужно подобрать карты и пособия. Какое же это облегчение, когда все карты в наличии, подобраны, пособия имеются. Доклад командиру Сергееву, он тоже удовлетворённо принимает его. Надо сказать, что эта работа на последующих боевых службах у нас занимала до трёх суток. И во всех случаях мы хвалили себя за качественную подготовку и с удовлетворением принимали похвалу командира.
Во вторую очередь нужно было обустроить свою подводную жизнь на долгие месяцы. Признаюсь, что после погружения выполнение первых мероприятий подводного плавания и прочих необходимых дел не дало времени на осмысления своего положения. А вот когда всё улеглось, то пришла мысль – так это же на три месяца! И глаза теперь будут видеть только подволоки, обшивку прочного корпуса, приборы и одни и те же лица. Причём совсем немного лиц, ибо экипаж делится на три части, три боевые смены. Одна ведёт лодку, вторая спит, а третья занимается обслуживанием техники, документацией и отдыхает. Например, смотрит кино. И смены почти не пересекаются. Так вот и ограничивается круг лиц под водой. Даже свой личный состав видишь в лучшем случае раз в сутки.
Это же касается и командования. Правилами предписано, что в море командиру корабля и штурману одновременно спать запрещается. Поэтому перед выходом или сразу после выхода в море В.М.Сергеев объявлял мне, когда будет спать он, а когда я. Следовательно, его время управления кораблём и моя вахта никак не могли совпадать. Поэтому на первой боевой службе мне выпало нести вахту, когда лодкой управлял старпом В.Н. Ефимов, а старшим в центральном посту был В.В. Холод.
Естественно, что во время несения вахты Валентин Васильевич часто заходил в штурманскую рубку. Общение у меня с ним было в основном в служебных рамках. Иногда он что-либо рассказывал о своём опыте плавания, интересовался нашим навигационным комплексом. На нашей лодке была вторая модификация навигационного комплекса, которая отличалась от комплекса на К-279. Даже внешний вид многих пультов и органов управления был другой.
Опыт В.В. Холода пригодился для проведения астрономических обсерваций в условиях Арктики. Иногда приходилось всплывать по нескольку раз. Сергеев и Холод были в боевой рубке и буквально выхватывали кратковременные окна в облачности, когда были видны светила. Этот опыт очень пригодился и в будущем и был взят на вооружение всей дивизией.
Запомнился также случай течи гидравлики в системе насосов переменной производительности кормовых горизонтальных рулей в десятом отсеке. В те годы рулевые устройства подводных лодок и системы управления ими были в заведовании штурманов, поэтому после доклада вахтенного десятого отсека об обнаружении капельной течи командир вызвал в центральный пост меня. До этого произвели необходимые переключения, опасность возгорания устранили. В десятый отсек направили меня и командира трюмной группы Леонида Яшенькина, чтобы мы разобрались на месте.
Мы пролезли к месту течи, насколько смогли оценили характер повреждения, после чего вернулись в центральный. Холод принял активное участие в определении способа заделки трещины. Сначала решили её закернить, т.е. забить трещину соседними участками сварки. Но кернение продержалось менее суток. Тогда Сергеевым и Холодом по предложению командира БЧ-5 капитана 3 ранга Паниткова Анатолия Павловича было принято решение заварить трещину трубы под водой. Благо это предусмотрено конструкцией лодки и её оборудованием.
Сварочный аппарат и необходимые принадлежности находились в заведовании командира турбинной группы, поэтому командиру ТГ старшему лейтенанту Середину Александру Владимировичу и была поручена эта опасная операция. Трубу сняли. Не помню точно, но в отсек пошел и В.В. Холод, потому что он через полчаса в центральном посту рассказал, как Середин произвёл сварку. Сергеев подвсплыл на безопасную глубину и с разрешения командира БЧ-5 командир ТГ Саша Середин заварил трещину. После этого трубу установили на место, включили основное управление рулями и мы проплавали с этой сваркой до конца боевой службы.

В назначенное время наша лодка вернулась с боевой службы и была поставлена в боевое дежурство. А капитан 1 ранга В.В. Холод убыл в свой экипаж, а через некоторое время и вообще из Гремихи к новому месту службы. Больше на службе я с ним не встречался.

Однако я увидел ещё раз контр-адмирала Холода Валентина Васильевича, Героя Советского Союза. Было это 3 ноября 2013 года на встрече в честь 40-летия 41 дивизии 11 флотилии подводных лодок Северного флота.
Я был в гражданском костюме. Подошел, представился и напомнил о его плавании на К-460. Он сразу вспомнил этот поход, хотя меня конечно не узнал. Но поговорили о Гремихе, о наших лодках и о службе. А затем разошлись по своим группам.
Вот такой небольшой рассказ получился не только о нашей первой боевой службе, но и о подводнике и командире В.В. Холоде, и небольшом эпизоде в его долгой и героической службе.
Жаль, что время идёт и Валентина Васильевича уже нет с нами. Но в истории 41 дивизии и в нашей памяти он живёт.
holod_valentin_vasilevich.jpg
holod_valentin_vasilevich.jpg (70.13КБ)2973 просмотра
А наша служба продолжалась.

Из примечательного стоит отметить встречу Нового 1976 Года под водой.
Замполит Леонид Владимирович постарался! Был дед Мороз, Виктор Веселов, который был и первым дежурным по лодке при выводе её из цеха.
Была и Снегурочка, её сыграл матрос Вячеслав Фролов. Поздравления и веселье.
К-460 Встреча 1976 года БС.jpg
Сейчас не помню, кто был на штурманской вахте, в гиропосту и на рулях в 00.00 1 января 1976 г. и вообще, как произошла смена вахты. Но кажется вахтенным штурманом был Володя Беребера, а его сменил я примерно в 00.10. Обычно так и бывало, т.к. штурман в нашем экипаже нёс вахту ночью.
Ещё запомнилось то, что перед встречей Нового Года за ужином замполит в кают-компании включил магнитофон и из него раздались поздравления наших близких. Меня поздравила жена и мама. Оказывается, женсовет перед походом, пока мы были на контрольном выходе, обошел (обошли женщины) семьи и сделали записи поздравлений. Это было очень трогательно!
Жаль, что эти записи у меня, по крайней мере, не сохранились, а по большому счёту они достойны и музея!

Ещё можно отметить огромное количество партийных бюро. Замполит Леонид Владимирович видимо решил побить рекорд по количеству бюро за боевую службу. Народ и так падал от усталости и недосыпания, а тут ещё и партбюро. В результате дело кончилось тем, что я на очередном бюро уснул и по предложению замполита меня отпустили и на бюро старались больше не приглашать.

И в заключение за две недели до возвращения я подхватил панариций на большом пальце. Начался сепсис, температура под 40 градусов.
Доктор наш, Миша Вильховецкий, с матросом химиком-санитаром сделали операцию. Доктор резал, а химик-санитар фактически сидел на мне и удерживал руку на операционном столе. Я завывал помаленьку, но двинуться не мог, держали крепко!
Но когда я увидел сколько гноя Миша выдавил из моей руки почти от предплечья, я понял, что не зря терпел.
Затем постельный полубредовый режим в каюте, доктор и штурманский электрик Свистула приносили мне лекарство и еду, в общем ухаживали. И выходили!
Через неделю я уже вставал, ходил по постам и лодке, обслуживал себя. Единственное чего не мог делать - вести прокладку и нести вахту, правая рука была на перевязи. Вахту несли вдвоём Беребера и Бондарев.
Лодку в Гремиху заводил тоже Володя Беребера, справился хорошо! Вскоре его назначили командиром БЧ-1 на другую лодку и он был хорошим штурманом.
А я по прибытию в базу сходил в госпиталь, там меня осмотрел известный в Гремихе доктор Блиндер. Громадный рыжий хирург!
Осмотрел швы, спросил кто оперировал. Я ответил, что Вильховецкий. Блиндер похвалил, молодец, Миша! Хорошо операцию сделал!
Блиндер назначил мне перевязки, а вскоре я и восстановился.
Потерял в весе восемь килограмм и с тех пор непрерывно мыл и мою руки и протираю по возможности их и спиртом.
Со спиртом для протирки на второй боевой службе забавный случай вышел, но об этом позднее.

Нас поставили снова в боевое дежурство. Мы не торопясь закончили отчёты, а когда дежурство закончилось, сдали лодку и поехали в свой первый послепоходовый отдых. Командир - в санаторий, офицеры и мичмана - в Дом отдыха Центральных управлений ВМФ в Горках Рогачёвских, а личный состав срочной службы под Ригу.

Перед отъездом в отпуск командование дивизии и лодки, а также женсовет К-460 организовали торжественный обед в связи с успешным завершением похода.
Это было первое наше подобное мероприятие и первое в моей жизни. На камбузе 17 дивизии, т.к. своего тогда у 41 дивизии не было, был накрыт стол, за который поместились все. Офицеры и мичмана были с женами и детьми.
Было торжественно и весело, женщины исполнили несколько песен и очень неплохо. Потом были и танцы.
Разошлись часа через два или три, полные впечатлений, сытые и довольные.
Командиру лодки В.М. Сергееву тыл преподнёс поросёнка.
1.jpg
Было приветствие от Нептуна:
3.jpg
Личный состав срочной службы не скучал:
После БС_1975_76.jpg
Обед удался и запомнился!

А в Доме отдыха нас ждал радушный приём. Медицинское обследование, прекрасная еда, хорошая погода, экскурсии, спортивные игры, пикники на природе.
Фотографируемся перед какой-то поездкой в Москву:
К-460_экипаж_Горки_Рогачевские_1976.jpg
Посетили телебашню в Останкино. Экскурсия и ресторан очень понравились!
К-460 Горки 1976-03.jpg
Побывали в Мавзолее Ленина и на Красной площади.
К-460_экипаж_Красная_площадь_1976.jpg
Не забыли Третьяковскую галерею.
Экипаж Третьяковка-1976.jpg
Один из пикников.
Апрель_1976_2.jpg
Время пролетело быстро, завершающее обследование показало, что мы восстановились хорошо и нас отпустили.
Все разъехались по своим городам и сёлам.
Мы с Галей и сыном Женей поехали в свой Талды-Курган. Отпуск после первой боевой службы начался.
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Пт май 20, 2022 10:50 pm

Часть 9. К-460
Гремиха, июнь-декабрь 1976 года


9.1. Вторая боевая служба. Подготовка

Отпуск закончился, мы съехались в Островную и сразу же начали приём своей подводной лодки К-460.
Было лето, июнь месяц 1976 года, полярный день и погода в целом была хорошая. Новая зона продолжала интенсивно строиться, землечерпалка продолжала реветь день и ночь, дамба удлинялась и к ней продолжали сооружать новые пирсы.
Состояние лодки в этот раз после другого экипажа было вполне приличным, поэтому приём-передача прошла быстро и бесконфликтно.
Состав БЧ-1 практически не изменился, всё было понятно и знакомо поэтому мы сразу втянулись в отработку первой курсовой задачи и одновременно вели подготовку в выходу в море на отработку второй и третьей задач.
Из значимых изменений было введение должности второго старшего помощника, по боевому управлению. На неё был назначен капитан 3 ранга Медведенко Евгений Иванович.
Помощник командира Титаренко Георгий Александрович был направлен на учёбу на 6 ВСОК ВМФ, на классы, как мы говорили. А вместо него в экипаж назначен помощником командира корабля Мыльников Сергей Ильич.
Семьи наши жили в уже обустроенных квартирах и комнатах, хотя многие своего жилья ещё не получили и снимали у друзей и знакомых. Но в казарме никто из офицеров и мичманов не жил.

Нам довели план использования лодки на год, который не предусматривал боевого дежурства, но включал боевую службу. А до этого нам нужно было подтвердить наш уровень подготовки уровень экипажа первой линии. Кроме того, выходили сроки различных плановых регламентов, проверок техники, замеров физических полей и других важных параметров лодки. Поэтому предстояла интереснейшая и важная работа по поддержанию технической готовности и выходу на боевую службу.

Из всех мероприятий и эпизодов подготовки к боевой службе, о которых можно рассказать в интернете, отмечу докование. Это было первое наше самостоятельное посещение СРЗ-10 в Пала-губе. Вход в очень сложную узкость, ввод лодки в плавучий док, подъём дока с лодкой по мере откачки воды и последующий осмотр нас на кильблоках лично меня впечатлило. Если штурманские вопросы и управление лодкой были понятны, то вид лодки, точно усевшейся на кильблоки поразил. Как же нужно было всё рассчитать, чтобы посадить такую громадину на клетки с точностью в сантиметры! Хотя свою лодку на кильблоках я уже видел в Северодвинске, но процесс постановки проходил без нас. так что это первое докование запомнилось!
Работа и управление докмейстера, его команды, буквально ручная работа и подталкивание нашей громадины на сантиметры и доли градусов по курсу и длине дока - это очень тонкая работа!
После нахождения в доке в течение нескольких суток, выполнения осмотра и необходимых работ, в том числе и по замене приёмного устройства индукционного лага, док погрузили, нас вывели буксиры и поставили к пирсу.
А затем снова сложный выход и громадное удовлетворение от выполненной работы. Можем!
Впоследствии в качестве помощника и флагманского штурмана 41 дивизии я неоднократно входил и выходил в Пала-губу и летом, и зимой. И хотя я был в роли некоего инструктора лодочного штурмана, всякий вход и выход был волнительным и требовал напряжения внимания и сил. Серьёзная вещь, Пала-губа!

И несколько фото того интересного периода нашей службы.
Мотовский залив, июль 1976 г. К лодке К-460 подана шлюпка, готовы идти на ГКС для согласования действий.
Я сижу на средней банке ближе всех к фотографу, в шапке. Справа на этой же банке и тоже в шапке В.М. Сергеев, наш командир.
На носовой банке слева и справа в белых фуражках А.П. Панитков, командир БЧ-5 и В.Г. Конусов, начальник РТС, соответственно.
В носу офицер ГКС.
С лодки отдают швартов. Погода как в Крыму, тепло и штиль!
Высадка на ГКС июль 1976-03.jpg
Там же, Мотовский залив. Какой-то инструктаж на ракетной палубе.
Головы у всех опущены, устали. Через небольшое время погрузимся и снова работа.
К-460_Сергеев_15_image.jpg
В перерывах между нашими выходами в море на отработку задач и подготовку к боевой службе в Островной произошли четыре события, в трёх из которых и мы приняли участие.

Первое событие - прибытие из Гаджиево в Гремиху в состав 11 флпл ещё одной дивизии ракетных атомоходов. Это была 18 дпл, командир контр-адмирал Зембовский Евгений Иванович.
Таким образом, 11 флпл СФ стала мощным и разнородным объединением с ударной группировкой морских стратегических сил, многоцелевым подводным соединением прикрытия и защиты МСЯС, многоцелевым надводным соединением противолодочных и тральных сил, со своей зоной ответственности, тылом и другим обеспечением. Противовоздушное и противоракетное прикрытие обеспечивала развёрнутая в Гремихе 224 зенитная ракетная бригада, 224 зрбр 21 корпуса ПВО.
О включении в состав нашей флотилии 18-й дивизии мы уже слышали, но вот впервые увидели их у нас примерно в мае-июне 1976 г. В состав 18 дпл к тому времени входили атомные ракетные подводные лодки проекта 658М, 701, а К-19 проходила переоборудование по проекту 658С. Лодок проекта 658 к перебазированию в Гремиху в 18 дпл уже не было, все модернизированы или переоборудованы.
Лодки 18 дивизии пришли в Гремиху не одновременно. Судя по хронологии истории лодок, в мае-июне 1976 г. пришли К-33, К-40, К-16 и К-149, все проекта 658М. Головная К-19 находилась на переоборудовании на СРЗ-10 и пришла к нам уже в 17 дивизию. А шестая лодка серии проекта 658, К-145, была в Северодвинске после модернизации по проекту 701 и пришла в Гремиху только летом 1977 г.
Хотя в 18 дивизии в Гремихе было только четыре лодки, вместе с экипажами дивизия была полноценным соединением и заметным явлением в нашей жизни.
На фото одна из лодок 18 дивизии, проект 658М:
DMp_MSH1QL4.jpg
Это явление выразилось не только в увеличении атомоходов у пирсов, но и ещё более обострило жилищный вопрос в Островной. И несмотря на строительство новых домов всё дальше и дальше в сопки, нуждающихся в жилье было очень много, вплоть до расформирования дивизий и 11 флпл СФ.

Второе событие - посещение Гремихи главнокомандующим Военно-Морским Флотом адмиралом флота Советского Союза С.Г. Горшковым. Было это летом 1976 г., примерно в середине июля.
О прибытии Главкома ВМФ мы были извещены заранее, подчистились, подприбрались. И хотя землечерпалка и военные строители продолжали свою работу, внешнее благообразие местности удалось соблюсти.
За сутки до прибытия ГК ВМФ в Гремиху пришел ракетный катер из Гранитного. По памяти это был катер проекта 205, он встал к пирсу №1. Нам пояснили, что Главком придёт на бпк, который встанет на якорь на внутреннем рейде. А затем на ракетном катере подойдет к нам, в новую зону.
На фото - катер проекта 205.
Проект_205_img22634.jpg
Проект_205_img22634.jpg (79.5КБ)2853 просмотра
И вот С.Г. Горшков прибыл. Вид большого противолодочного корабля на Внутреннем Йоканьгском рейде был очень колоритным! Опять же память рисует силуэт бпк проекта 1134А. Погода была великолепная, штиль и тепло. На резине палубы даже в тапках было стоять комфортно.
На фото - бпк проекта 1134А.
umash_688_2.jpg
Мы уже построены на ракетной палубе, новое РБ, пилотки, однообразие. Командир наш тоже на ракетной палубе. Не помню, стояли мы одни у пирса, или был ещё кто, но кажется одни. Стояли мы левым бортом, поэтому с палубы открывался вид не только нашего пирса, но и всего Внутреннего Йоканьгского рейда.
На соседних пирсах экипажи тоже были построены на ракетных палубах.
Ракетный катер энергично подошел к бпк, ошвартовался к его правому борту, где находится парадный трап. Было видно, что по нему на катер спускаются люди, но кто там не было видно, далеко.
Катер отошел от бпк и направился через боновые ворота в новую зону. Лихо ошвартовался к соседнему пирсу.
Было слышно, что Главком здоровается, ему дружно отвечают. Затем группа пошла к нашему пирсу. Пока прошли на берег, потом по недостроенному берегу, затем к нам, по аппарели спустились на пирс. Горшков шел впереди и его я сразу узнал. Хотя и небольшого роста, но походка была просто величественная. Чем-то похожа на походку Маршала А.А. Гречко, которого я видел в училище.
С.Г. Горшков прошел примерно к центру ракетной палубы, смотрит снизу на нас. Мы сверху смотрим на него и свиту. Прикладывает руку к головному убору, свита тоже прикладывает, нам честь отдаёт. Затем на удивление очень громкое, властное и чёткое - Здравствуйте, товарищи!
Мы дружно и громко - Здравия желаем, товарищ Главнокомандующий!
Поздравил он нас с чем-то и кричали ли мы Ура, не помню. Кажется не поздравлял и Ура мы не кричали.
Затем команда "Вольно!" и группа пошла на берег к другим лодкам.
Что было дальше, не помню. Но как-то быстро всё закончилось и мы продолжили заниматься своим делом, обсуждая увиденное. Не знаю как кому, а мне Главком понравился. Гораздо позднее в1982 году в Кремле на приёме Министра Обороны выпускников Академий я увидел С.Г. Горшкова совсем рядом, он подошел к нашему морскому столу. И даже вместе с другими выпил с ним водки. А потом, следуя примеру других, набрался смелости и обратился за автографом. Горшков никому не отказывал и с удовольствием расписался и на моей пригласительной карточке. Этот автограф бережно храню и горд, что хотя бы таким образом прикоснулся к этому выдающемуся, не побоюсь такого определения, военачальнику и отцу нашей атомной Гремихи.
На фото - С.Г. Горшков в одно из посещений Гремихи. Разговаривает с командующим 11 флпл СФ контр-адмиралом В.К. Коробовым.
Гремиха_Горшков_Коробов_1975г_03.jpg

А тогда Главком пробыл какое-то время в Островной, в Гремихе и к вечеру бпк, а за ним и ракетный катер ушли.
На фото наш строй. Вот так и тогда мы тогда стояли на ракетной палубе нашей лодки. Головы у всех подняты, головные уборы однообразные. ПДУ на боку ещё нет, их ввели позднее. Выполняем команду "Равняйсь!"
К-460 экипаж 1976_палуба.jpg
Третье событие - первый парад на Площади 30-летия Победы в День ВМФ. До этого были парады только 7 ноября 1975 г., когда было холодно и темно, и 1 мая 1976 г., когда мы были в отпуске. А этот парад был уже с нашим участием, правда я был отпущен командиром лодки на выходные и в строю не стоял. И поэтому был свободен в выборе точек фото и киносъёмки, часть из которых демонстрирую.
В последнее воскресенье июля 1976 г. было очень тепло. Народ подразделся и с наслаждением принимал не только вид парадных расчётов на площади, но солнечные лучи, которых на Севере так мало. Празднование прошло торжественно и весело. Сначала был парад войск, который принимал новый командующий 11 флпл СФ Герой Советского Союза контр-адмирал В.К. Коробов. Затем праздник Нептуна и спортивные состазания.
Разошлись только после обеда, продолжив отмечать день ВМФ за праздничными столами.
Хорошее было время.
На этом фото наш экипаж на исходной в парадном строю. В ожидании начала парада.
К-460 День ВМФ 1976-01.jpg
Я вне строя, поэтому наверное такой кислый. С сыном Женей.
К-460 Штефанов День ВМФ 1976.jpg
Войска пошли. Идёт наш экипаж.
К-460 День ВМФ 1976.jpg
Трибуну прошли, старпом В.Н. Ефимов делает кому-то замечание.
К-460 День ВМФ 1976-02.jpg
И четвёртое событие - открытие детского городка на площадке домов 9-12 по улице Бессонова. Точную дату не помню, но по сопоставлению других событий было это в конце августа 1976 г.
Политработники постарались и организовали строительство из подручных материалов, в первую очередь камней, интересного и красивого городка в виде крепости. Внутри поставили домики, качельки и прочие атрибуты детских площадок. Получилось хорошо, а для гремиханских условий просто шикарно!
Открытие было громким при большом стечении народа. Мы тоже приняли в этом праздненстве участие, с детьми.
Наш замполит В.Л. Чупрынин выступает на открытии, справа начальник политотдела 41 дпл капитан 2 ранга А.Г. Стеблянко.
Чупрынин и Стеблянко дет.городок 1976.jpg

Народ пошел в городок, после открытия.
Дет_городок_открытие_1976.jpg
Сфотографировались на память.
В.П. Щеглов, я, Соня Тимошенко.
Щеглов Штефанов Соня дет.городок 1975.jpg
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Пт май 27, 2022 2:44 pm

Часть 9. К-460
Гремиха, июнь-декабрь 1976 года


9.2. Вторая боевая служба. В море.

Начну с краткой справки об этой боевой службе из нашей хронологии событий.
=======================================================
Конец августа-ноябрь 1976 г.
Вторая боевая служба К-460. Характеризуется большой продолжительностью и устрашением американцев в непосредственной от них близости. Было очень интересно.
Впервые услышали и записали шумы американской атомной лодки, которая однозначно следила за К-460. Конечно, она нас тоже записала. Но характер ее маневрирования показал, что она нас "видит" эпизодически, боится и шарахается как черт от ладана. Осознание этого придало уверенность в своих силах.
Ни одного срабатывания АЗ!
Народ слегка округлился, в глазах - опыт и уверенность.
Огорчил перископ ПЗНГ-8М - вышел из строя механизм горизонтального наведения. Пришлось всплывать на глубину 30 метров и в течение 12 часов его ремонтировать. Многократно сказали спасибо конструкторам лодки за четырехкратное резервирование визуального наблюдения (четыре перископа) и энергичные слова другого характера - бракоделам из Казани за перископ.
Порадовал радиосекстан "Снегирь". Отработал как часы и дал почти половину обсерваций, когда другие средства не работали.
=======================================================
И несколько комментариев по этим событиям.

Американская лодка.
Как это обычно бывает у подводников, услышали друг друга почти одновременно. Даже было подозрение, что его мы услышали первыми, потому что он довольно долго для этой ситуации не предпринимал никаких действий. Командир, старпом, я, начальник РТС и командир ГАК были на своих местах, поэтому мгновенно включились в обработку данных - классифицировали и определили его элементы движения. Американская лодка была у нас на левом борту, пеленг заметно менялся влево, т.е. нам на корму.
Естественно в такой ситуации нам нужно повернуть вправо, чтобы ещё больше увеличить скорость изменения пеленга и безопасно разойтись. Что мы и сделали. А ему нужно было или сохранять курс, скорость и глубину погружения, или тоже повернуть вправо.
Но американец вдруг резко увеличил ход и начал поворот влево, т.е. в нашу сторону. И пеленг встал! Интенсивность шума быстро нарастала. Это означает столкновение!
Наш командир положил руль право на борт, циркуляция ускорилась, но пеленг почти не менялся. Акустик, БИП и я непрерывно докладывали необходимые параметры, была напряжённость но и ясность в головах. Эта пара минут до сих пор в памяти, настолько большое было напряжение. И только тогда, когда американец на циркуляции влево развил свой максимальный ход, только тогда пеленг начал изменяться вправо, всё быстрее и быстрее. Опасность столкновения миновала.
На циркуляции он привёл нас за корму, лёг на постоянный курс и умчался восвояси, тоже наверняка испытав напряжение от такого гидроакустического контакта. Какое-то время мы его ещё слышали, а затем контакт был потерян. Разошлись мы с ним на очень опасной дистанции.
Конечно, мы проанализировали всесторонне наш контакт, но так и не поняли опасный, неграмотный и нелогичный манёвр американца. Наиболее понятное объяснение дал Сергеев, наш командир. На американской лодке вахту несли по готовности №2. Лодкой управлял вахтенный офицер. Обнаружение нас для него было внезапным, а может быть и акустики запоздали. Сергеев смешно представил ситуацию в их центральном посту, когда вахтенный офицер, условный Джон, ест мороженное, благостная и спокойная обстановка и вдруг сигнал на их AN/BQQ, это гидроакустический комплекс. И Джон кричит в микрофон командиру в каюту - Сэр, сэр, тут что-то! Русская лодка!!
Пока командир прибежал, пока глянул на экраны, и не уяснив, что пеленг для него меняется влево, т.е. за корму, даёт команду Лево руля! И по своему шаблону - Полный ход!
А дальше было то, что было.
После этого случая у ГКП нашей К-460 появилось не то, чтобы шапкозакидательство, но укрепилась уверенность в своих силах и возможностях, а также сильно поколебалось мнение о всесильности американской противолодочной системы.

Много позже уже в Штабе Северного флота мне довелось прикоснуться к противолодочной операции "Атрина" и познакомиться к предыдущей операции "Апорт". О них много написано сейчас, например, материал Николая Черкашина "От "Апорта" до "Атрины" https://document.wikireading.ru/57875?
Они и другие операции и действия показали реальные возможности американцев и англичан в подводном противодействии нам, что конечно было учтено нами.

Следующий важный факт этой, да и последующих боевых служб - ни одного срабатывания аварийной защиты (АЗ) атомных реакторов.
Этот показатель характеризует уровень профессиональности управленцев и был в ходу на нашей дивизии. После срабатывания АЗ цепная реакция прекращается, атомный реактор перестаёт вырабатывать тепло, а значит вода первого контура начинает остывать и снижает и прекращает вырабатывать пар во втором контуре требуемых параметров. Соответственно турбина и автономный турбогенератор останавливаются. Если срабатывает АЗ одного борта, то вдвое снижаются возможности по даче хода и обеспечению электроэнергией. А если АЗ двух бортов, то мы слышим звук что-то вроде - хрясь! У-у--у-у-у-у .... И выключается свет везде, кроме аварийных фонарей. Соответственно, снимается питание с приборов и систем, в том числе и с наших чувствительных инерциальных и гироскопических систем.
Хорошо, если автоматика успела перевести питание на аккумуляторную батарею, тогда только кратковременное возмущение. А если совсем обесточится, то понадобится время и большие усилия для ввода систем в рабочий режим.
Поначалу в дивизии были случаи неверных действий управленцев, приводящих к срабатыванию АЗ атомных реакторов. Но затем уровень подготовки начал подниматься, а АЗ стало редким событием.
Мне повезло служить с нашими управленцами - за три мои боевые службы на К-460 ни одного АЗ!

Огорчение доставил перископ ПЗНГ-8М. Управлялся по горизонту всё хуже и хуже и в результате командир в сердцах меня отругал и приказал - делайте что хотите, но перископ должен был в строю.
Мы со штурманами и штурманскими электриками разработали план поиска причины. Подвсплыли на глубину 30 метров, подняли перископ и занялись поисками. Через некоторое время пришли к выводу, что износились соединения механической тяги от ручки горизонтального наведения к коромыслу управления гидромотором, от чего образовался большой люфт. Поэтому при перекладке ручки на максимальный угол коромысло почти не отклонялось и гидромотор не работал.
Начали работу по разборке, устранению люфтов и последующей сборке механизма горизонтального наведения (МГН). Подменяя друг друга работали в боевой рубке почти 12 часов. Опробовали, МГН стал работать получше.
Доложил Сергееву, он поднялся в боевую рубку, опробовал МГН в разных режимах и в целом остался удовлетворён его работой. С большим облегчением мы привели всё в исходное, опустили перископ, доложили в центральный и с удовлетворением услышали - Погружаться на ... метров, осмотреться в отсеках!
Можно отдыхать.
На фото - командир В.М. Сергеев у нашего перископа ПЗНГ-8М.
ПЗНГ_8М_Сергеев_img_0034.jpg
В целом же эта боевая служба была интересной и довольно спокойной. Больных не было, все параметры удавалось держать в норме. Техника работала надёжно и несмотря на порой сложные гидрометеорологические условия удавалось надёжно определять своё место и убеждаться в том, что вылизанные нами инерциальные системы хранят координаты и другие параметры с требуемой точностью.
Получили богатый опыт плавания в новых условиях, на разных глубинах, испытали шторма с качкой даже на глубине 100-120 метров такой, что со стола валился прокладочный инструмент. Для приёма пищи приходилось погружаться поглубже.
Замполит не забывал про партбюро и комсомольские бюро. Но благодаря им остались фото с той боевой службы, ибо всё остальное фотографировать было нельзя.
Партийное бюро в кают-компании К-460. Над головой сотня метров воды, под килём много-много метров воды. А мы что-то обсуждаем своё, партийное.
Осень_1976_1.jpg
Дорога домой была желанной. Готовили отчёты, прибирались, гадали, как там, в нашей Гремихе?
А там нас ждал сюрприз.

Входили в базу в новую зону поздно вечером. Ноябрь, прохладно, снежно, но тихо. Я занят своими замерами пеленгов, расчётом начала поворота к пирсу, докладываю командиру - Время поворота влево на курс ...!
Следует команда - Лево руля, ложиться на курс ...
Заканчиваем поворот, впереди свет прожекторов, УАЗиков, тени. Но что-то необычное нарушает привычную картину. Пригляделся через пеленгатор - дети! И женщины! На корне пирса женщины и детишки малые, подпрыгивают.
От вида женщин и детей мы настолько отвыкли, что это было какое-то инопланетное видение. Пока не дошло, что это же наши жёны и дети нас встречают. Вот это сюрприз!
Командир, старпом тоже в бинокли поглядели, отметили с радостью. Но нужно швартоваться. Поэтому продолжаю докладывать пеленг на корень пирса, инерцию, командир командует на руль и турбины, старпом даёт команды на буксиры, принимает доклады о построении швартовщиков и готовности сходни. Её мы возили всегда с собой, благо размеры надстройки позволяли.
И вот - Подать носовой! Буксиру работать! Подать кормовой! Обтянуть, завернуть! Подать сходню!
На пирсе швартовщики, командование и оркестр. Встречал контр-адмирал А.М. Устьянцев, штаб 41 дивизии. После доклада командира о выполнении задач боевой службы и стандартных - Личный состав здоров, техника в строю, готов к выполнению задач!, поступила команда по лодке - построиться на пирсе.
Мы вышли, кроме вахты у работающих систем и механизмов, построились. Устьянцев поздоровался, поздравил нас с возвращением и кратко рассказал о прошедших в наше отсутствие событиях. А потом сказал командиру, чтобы отпустил нас, жёны ждут.
И мы радостные помчались на корень пирса. Галю и сына Женю я узнал издалека и они меня узнали тоже, хотя я был в зимнем меховом. Но Галя сказала, что по походке.
Обнимания, целования, расспросы, ответы. Радость была большая!
После этого семьи в радостном и возбуждённом состоянии пошли домой, а мы на лодку, выключаться, приводить в исходное и передать под охрану дежурному по лодке.
Вот дежурного и его помощника было жалко. Мы пойдем домой, а им ещё сутки как бы продолжать боевую службу. Скрашивало их дежурство только то, что на лодке также оставались управленцы и специалисты, необходимые для вывода реакторов из действия.
После передачи личного состава контролирующему офицеру, который отведёт экипаж в казарму, доклада старпому о приведении в исходное и получения от него указаний на завтра, убываем домой.
И вот 12-й дом по улице Бессонова, моя квартира на 3 этаже, дверь открывает жена и я дома!
Боевая служба закончилась!
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Сб май 28, 2022 9:13 am

Часть 9. К-460
Гремиха, июнь-декабрь 1976 года


9.3. Вторая боевая служба. Послепоходовый отдых.

Как и после первой боевой службы сразу начался период отчетов и подготовки к сдаче лодки. Дело было уже привычное, поэтому шло сноровисто и без особых проблем. Сменяющему экипажу было сказано про ремонт перископа и пожелание вообще заменить МГН, механизм горизонтального наведения. Кроме того, было известно, что они поведут нашу лодку в ремонт на СРЗ-10, в Полярный. Т.е. в Пала-губу. И тоже будут проходить эту сложную узкость минимум дважды. Для меня дело было уже знакомое, поэтому принимающему штурману Володе Маркину, моему однокласснику, не особо и сочувствовал, ему тоже нужно приобрести опыт. Разве что дал пару советов, да показал свои планшеты узкости и зарисовки.
И ещё ему предстояло заменить наши родные, но устаревшие радионавигационные системы, на новый радионавигационный комплекс КПФ-3К. Как он будет выглядеть в нашей штурманской рубке, мы не знали, но попросили Володю не сильно её курочить, нашу уютную штурманскую рубку.
С тем и уехали.

Как в прошлый раз, нам предстоял послепоходовый отдых в Горках Рогачёвских для офицеров и мичманов и под Ригой для личного состава. А после отдыха разъезжались в отпуск, в том числе и матросы и старшины, поощрённые отпуском, а остальные возвращались в Гремиху.
Отпускные оформлялись как единый документ на период в Доме отдыха и последующий отпуск. Поэтому получалась внушительная продолжительность. Например, у меня она составила 92 суток. Это запомнилось по реакции дежурного офицера в комендатуре Талды-Кургана. Как положено я пришел в комендатуру для регистрации прибытия в отпуск. Дежурный капитан взял мой отпускной билет, начал обыденно заполнять свой журнал по графам из отпускного и вот дошел до графы срока отпуска.
По-моему, он поначалу не поверил, когда прочел - 92 суток. Потому что как-то заелозил, задержался, вчитался. Спрашивает - 92 суток? Да, - отвечаю.
Но-р-мально, - протягивает капитан, - А где же ты служишь?
В Мурманске, - отвечаю.
Ещё раз поглядел капитан, помолчал, понял, что спрашивать более бесполезно и продолжил запись в журнале. Поставил штамп на отпускной, отдал его мне, а на лице написано - везёт же людям!
Я уже знал, что военные в Талды-Кургане, волею судьбы заброшенные в нашу тьму-таракань на советско-китайскую границу, считают его чуть ли не ссылкой. И моих родственников спрашивали - ну мы-то по долгу службы тут, а вы-то что тут делаете? Как тут можно жить?
А вот можно. От Москвы далековато, зато горы, воздух чистый и бараны с коровами кругом. Пшеница, сахарная свекла и много ещё чего растёт.
Но это так, лирическое отступление.

А тогда, в декабре 1976 г. мы получили отпускные и убыли в Москву, в Горки Рогачёвские.
Экипажем ехать не планировалось, каждая семья добиралась своим путём и по своему маршруту.
Прилетели из Мурманска в Шереметьево, мы и Даниловы. Дело было перед Новым Годом, уже поздний вечер, темно, зима. Выпускали тогда пассажиров из Мурманска через здание старого аэровокзала, как показали наши поздние исследования - международный аэровокзал. Это были последние его дни, к Новому 1977 году он был закрыт, здание разобрано, а на его месте построен новый аэровокзал к Олимпиаде-80, известный как Шереметьево-2.
Ночью он очень красиво смотрелся. Очень украшал местность чистый белый снег в лучах фонарей.
(фото) Шереметьево старый международный
Шереметьево_старый_56598452639_12.jpg

Вышли на площадь, слева и справа лес, автобусов нет, такси нет. Слева подальше у леса видны несколько "Жигулей" и "Москвичей". Посовещались и решили кого-то из них уговорить отвезти нас в Горки Рогачёвские. Одного уговорить удалось, правда за двойную цену.
Загрузил он нас шестерых - четырёх взрослых и двух детей, а также багаж в свой Жигуль и повёз по зимней ночной дороге в Дмитровский район. По пути водитель спросил, а куда конкретно везти? Мы и так, и эдак иносказательно - в Дом отдыха, покажем там. А он и говорит - это где подводники отдыхают? А-а, всё понятно, знаю.
Часа через полтора привёз к проходной. сказал там что-то вроде, подводников везу, и подъехал прямо к административному корпусу! Никакой скрытности! Подумалось, что предыдущие наши коллеги настоящие болтуны. А с другой стороны нам они упростили прибытие на отдых. Диалектика!
Было уже около полуночи или даже первый час ночи. Дежурный врач нас оформила, определила располагаться в соседнем корпусе, там уже наши жили. Нам и Даниловым, да и всем семейным, выделили по отдельной палате. Причём наша была четырёх или пятиместной, но поселили нас одних - муж, жена и дитё. Очень душевные люди! Сестра или нянечка попросила только кровати не сдвигать вместе, а то ей убирать неудобно и потом раздвигать тяжело. Но разве молодых это остановит? Конечно сдвинули две кровати, получилась одна большая. А сыночка уложили на отдельную, ему там было просторно и уютно. Уставший с дороги сразу и уснул.
Нянечка или сестра потом побурчала про сдвинутые кровати, но душой понимала, что молодость не победить, все кровати сдвигают. Их мы при отъезде снова раздвинули, на свои места поставили. А с приборкой как-то выкрутились, может и сами пол мыли, уже не помню.

Через несколько дней встретили Новый, 1977 год. Столы, гулянья, песни, танцы. Про детей не забывали.
Горки елка 1977-дети.jpg
Веселье новогоднее:
Горки Новый год 1977.jpg
В остальном же послепоходовый отдых был как и предыдущий. Меньше ездили на экскурсии, т.к. холодно, да и видели уже многое.
Лыжи, прогулки по лесу, хорошее питание, просмотр телевизора коллективный. На каждом этаже в вестибюле был чёрно-белый телевизор, обычно у него собирались.
Запомнился просмотр фильма "Ирония судьбы или с лёгким паром". Хотя он был снят в 1975 году и впервые показан по телевизору 1 января 1976 года, я о нём не знал, т.к. тот Новый Год мы встретили под водой. Но из наших жён кто-то его видел и в новогоднюю неделю 1977 года, когда он был снова показан, мы уже знали, что фильм отличный и его нужно посмотреть. Посмотрели и не пожалели. С тех пор последние 30 лет смотрим почти каждый год, по традиции.
Через 24 дня наш послепоходовый отдых и восстановление закончились, заключительное обследование и вперёд, в отпуск.
Мы снова полетели в Талды-Курган, где встретили весну и затем вернулись в свою родную уже Гремиху..
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Пн май 30, 2022 3:48 pm

Часть 10. К-460
Гремиха, апрель-ноябрь 1977 года


10.1. Третья боевая служба. Подготовка.

В конце марта-апреле 1977 года мы съехались из отпуска в Гремиху. В казарме безлошадными нам не дали посидеть, сразу впрягли в службу.
Штаб 41 дпл, закрывая окна в деятельности лодок, спланировал нам кратковременное держание не нашей лодки. Наша была ещё в ремонте, а экипажу К-465 нужно было убывать в отпуск. Второй экипаж прибывал несколько позднее. Свободными на этот короткий период были только мы, вот нам и приказано было принять К-465.
Народ, конечно, воспринял это известие без энтузиазма, но задача была просто подержать лодку пару недель, затем её сдать и принять уже свою, К-460. Ну ладно, приказ есть приказ, подержим.
Быстро приняли К-465, но я лично стал подозревать что-то нехорошее. Для БЧ-1 и взаимодействующих служб, по крайней мере. Оказалось, что радиосекстан "Снегирь" требует ремонта, и не простого, а со сменой головной части. Ничего себе!
Единственное успокаивало, что на момент приёма К-465 было ещё неясно, привезут ли новую головную часть, решался вопрос прибытия бригады и т.д. Известный нам и уже очень хороший мой знакомый ещё по Северодвинску Андрей Раевский, руководитель группы технического надзора и работ по замене головной части, как мог успокаивал меня, надеясь на то, что ремонт будет проводить экипаж К-465, который и пойдёт на ней в море.
И вот очень быстро настал день, когда стало ясно, что работы придётся выполнять нам и конкретно мне. Как я ругался тогда! Задавал флагманам вопрос, почему я должен заниматься ремонтом чужой подводной лодки? Но дело не требовало отлагательств.
Организацию ремонта возглавил помощник флагманского штурмана 11 флпл капитан 2 ранга Э.В. Ларионов, который был мне хорошо знаком и который вводил нас в первую линию после постройки. Наши же флагмана, 41 дпл, были в море и обязанности флагманского штурмана исполнял кто-то из лодочных штурманов. Ларионов успокоил меня, довёл всю информацию, согласовал работы с командиром лодки В.М. Сергеевым, тылом флотилии, гидрографией и другими службами все вопросы. В свою очередь я организовывал действия БЧ-1 под контролем БЧ-5 и командования лодки, инструктировал, контролировал допуск гражданских лиц на лодку и другое. Младшие штурмана Игорь Бондарев и Александр Лащенко чуть ли не ночевали на лодке для выполнения всех подготовительных работ.
Наконец было всё готово. Головную часть радиосекстана доставили на ПРЗ-165 (плавучий ремонтный завод), бригада подготовила её к монтажу. И удачно, что в этот день помощником оперативного дежурного заступил Э.В. Ларионов, поэтому он непосредственно руководил всеми силами и связь с ним была постоянной. И погода была хорошая, почти безветренная.
По его команде на пирс к лодке прибыл автокран, приготовился к работе. Сюда же пришел буксир, забрал бригаду и меня и мы пошли к заводу.
Там уже было всё готово к погрузке довольно объёмной и тяжёлой головной части на буксир. Аккуратно её застропили, краном ПРЗ-165 погрузили на палубу буксира, я доложил Ларионову о готовности к переходу к лодке. Добро получено, буксир резво повёз нас к пирсу в новую зону. Мне было интересно наблюдать работу старшины срочной службы, управлявшего буксиром. Управление крыльчатыми движителями из рубки я видел впервые, поэтому с интересом смотрел на то, как старшина сноровисто управляется с ними.
Подошли к пирсу, довольно быстро выгрузили головную часть на пирс, после чего буксир ушел. Как сейчас помню ответ Ларионова после моего доклада о доставке головной части на пирс, он сказал буквально - как приятно с вами работать!
А я ответил в том же духе - с Вами тоже!
А потом началась работа уже бригады специалистов и нашего экипажа. БЧ-5 подняла и закрепила подъёмно-мачтовое устройство до нужной высоты, на крыше ограждения рубки были уже подготовлены рабочие места, страховка и прочее. Завели стропы с крана, специалисты отстыковали головную часть, кран приподнял её, расстыковали разъёмы и неисправную головную часть перенесли на пирс.
А потом новую головную часть крановщик аккуратно и точно поднял к месту установки, специалисты произвели стыковку с приборной частью, головную часть посадили в гнёзда и закрепили. Потом проверки, опускание радиосекстана, проверки на герметичность и прочие необходимые мероприятия. Работы закончили поздно, присутствия всего экипажа уже не требовалось. Поэтому на лодке кроме дежурной смены была только БЧ-1 и гражданские специалисты. Доложил дежурному по лодке об окончании работ и мы пошли домой с большим чувством удовлетворения.
Так вопреки моему желанию я, мои штурмана и штурманские электрики детально познакомились с такой сложной операцией, как замена головной части радиосекстана в условиях базы.
На фото - лодка проекта 667Б и плавбаза "Иван Колышкин". Хорошо видно подъёмно-мачтовое устройство радиосекстана "Снегирь" с круглой головной частью. Вот такое мы тогда и меняли.
Проект_667Б_МТ-70_Волна_Снегирь.jpg
Забегая вперёд скажу, что будучи флагманским штурманом 41 дпл мне довелось организовывать и участвовать в замене перископа ПЗНГ-8М на одной из лодок нашей дивизии. Так что опыт приобретался по ходу дела не только в мелком ремонте, тарировке и регламентных проверках техники, но и в таких сложных, опасных и очень важных делах.

Вскоре пришла наша лодка К-460 и мы с удовольствием сдали К-465 и занялись приёмкой своей. Первое посещение оставило в целом благоприятное впечатление, лодка была чистая, довольно ухоженная, после завода даже вполне в хорошем состянии. Некоторое разочарование вызвала штурманская рубка, где изменения были основательные. Володя Маркин сказал, что боролся за каждый прибор и место, чтобы переделки были минимальными. Спальное место удалось отстоять, но всё же одной полки для книг и пособий лишились, вся кормовая переборка была завешана приборами КПФ-3К. Столик для карт тоже был занят плотно, единственным украшением явился осциллограф под подволоком. Сразу скажу, что использовался он очень интенсивно и привлекал внимание почти всех впервые заглядывавших в рубку. Один из инспекторов Инспекции МО, которая была летом и о которой речь впереди, наверное и забыл, зачем пришел. Сразу - А это что за штуковина? Очень такие красивые приборы люблю!
Я ему объяснил, доложил, КПФ-3К включил и показал в действии. На экране осциллографа так красиво бегали голубые эллипсы-овалы фигуры Лиссажу, при этом изменяясь и последовательно занимая каждое из своих четырёх мест, что впечатление инспектора о нашей лодки сразу сложилось благоприятное. И оценка была соответствующая.
На скрине из фильма о К-450 - штурманский пульт КПФ-3К. А над ним был осциллограф.
В окошках пульта при измерениях появлялись цифры. Не раз сердечко билось учащённо при их виде, что они покажут?
А затем после обработки и получения обсервованных координат либо вздыхали, либо задумывались.
Shot_290.jpg
Shot_290.jpg (457.91КБ)2728 просмотров
После приёма нашей лодки К-460 мы, как перволинейный экипаж, сдали задачи по сокращённому курсу и заступили в боевое дежурство. Всё было как обычно, ярких эпизодов в памяти этот период не оставил.
Землечерпалка завершила свою работу, строители продолжали создавать новую зону, строилось здание СРБ, службы радиационной безопасности. Завершалось строительство и нового санпропускника. Уже к середине лета 1977 г. мы наконец получили своё помещение на нём и выполняли требования режима радиационной безопасности более строго. В вестибюле санпропускника был оборудован единый и большой пункт контроля РБ, поэтому на КДП у пирсов контроль не проходили, шли прямиком через него. Жизнь налаживалась.

Посёлок же Островная продолжал строиться, взрывы гремели, техника ревела. Строили и казарменный городок. Рядом с нашей казармой №5 сдали казарму №6 улучшенной планировки, у самого оврага строили столовую 41 дивизии. Начали сносить одноэтажные казармы, старый клуб и другие служебные здания вдоль дороги от казарм на улицу Соловья. Вместо них потом появились многоэтажные казармы, учебный центр и штаб 11 флпл СФ. Пока же он размещался в Гремихе в старом деревянном здании Йоканьгской вмб.
На фото - вход в старый штаб 11 флпл, зимой. У входа собака, местная.
Прямо забор-штакетник с калиткой, за ним дома на улице Советская. За двухэтажным деревянным домом была столовая. Через эту калитку народ ходил в столовую, и я в том числе. Когда заступал старшим помощником оперативного дежурного 11 флпл.
Гремиха_У_старого_штаба_на_Североморской.jpg
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Вт май 31, 2022 2:02 pm

Часть 10. К-460
Гремиха, апрель-ноябрь 1977 года


10.2. Третья боевая служба. Инспекция.

Летом 1977 года было несколько событий, о которых следует рассказать.
Главное - нам поставили задачу готовиться к очередной боевой службе. Поэтому сразу началась работа, уже привычная, но всякий раз новая. Тем более, что необустроенность мичманов и интенсивность службы привели к массовому их увольнению по окончании контракта. И до этого-то не все мичманские должности были заполнены, например не было старшины команды рулевых-сигнальщиков, а летом 1977 года произошел серьёзный обвал по мичманам. Из первого набора в БЧ-1 остался только мичман В.В. Кудринецкий, остальные должности пришлось замещать матросами и старшинами срочной службой.
Но тем не менее работа началась, Кудринецкий фактически один взял на себя руководство штурманскими электриками и весь контроль за работой техники. Для этого запросил разрешения переселиться из каюты в гиропост и такое разрешение получил. В нём Валентин Владимирович и прожил всё время плавания на боевой подготовке и боевой службе вплоть до октября 1977 года.

Второе важное событие - это предстоящее инспектирование Северного флота Инспекцией Министерства обороны СССР. К этому времени сменился командующий флотом, в командование вступил вице-адмирал В.Н. Чернавин, которого мы знали ещё по Губе Оленьей и Гаджиево.
Командир наш, В.М. Сергеев, очень строго и внимательно отнёсся к подготовке к Инспекции. Он уже прошел несколько инспектирований и знал, насколько это серьёзно. Нужно было показать в первую очередь нашу боеготовность, а кроме того и организацию службы, чтобы нас не признали неряхами и неучами в общевойсковых вопросах. Всё же наш экипаж был войсковой частью 53037 со своим флагом и печатью.
В береговых вопросах мы не подкачали, серьёзных замечаний к нашей лодке, да и к дивизии в целом не было.
Более интересной была проверка нашей боеготовности и боеспособности. Инспектор 11 флпл объявил тревогу, мы отработали вывод сил из под удара, рассредоточение и другие вопросы. Тогда я впервые на ходу проверил организацию экстренного приготовления навигационного комплекса. Не всё было гладко, но в целом справились.
Тогда же инспектор на мостике во время перехода по рейду сказал нам, что все лодки проекта 667А, Б и БД переклассифицированы в крейсера стратегического назначения, рпксн. До этого мы были атомными ракетными подводными лодками с баллистическими ракетами, пларб. Известие восприняли с интересом, но для эмоций места не было, нужно было выходить из базы.
Интересное и внушительное было зрелище! Десятка два лодок на небольшой дистанции друг от друга величественно выходили в Святоносский залив, прикрытие осуществляли корабли 2 бковр. За ними пошли силы вспомогательного флота, ПРЗ. Рассредотачивались и скрывались от противника. Противовоздушное и противоракетное прикрытие осуществляли наша 224 зрбр и авиация 21 корпуса ПВО. Над головами с рёвом пролетали истребители, высоко в небе были видны Ту-95 или Ту-142, уходившие на север.
Когда мы вернулись в Гремиху, семьи нам с большим возбуждением рассказывали, как самолёты летали, матросы по посёлку бегали, громкоговорящая связь работала, сирены гудели и дымами пирсы заволакивали. До сих пор вспоминаем эти дни.

Казалось бы всё улеглось, но не тут то было. Далее справка из нашей исторической хронологии:
========================================
рпксн К-460 подвергается инспекции Министерством обороны. По базовым элементам замечаний не было. Но внезапно при выполнении ракетной стрельбы К-279 41 дпл взрывается ракета. Лодка и флот в целом под угрозой двойки с очень большими последствиями за срыв ракетной готовности. Вины экипажа нет, это заводской деффект. Принимается решение стрелять еще двум любым боеготовым лодкам по случайному выбору инспекции. Выбор упал на К-475 и К-460. Экстренный выход обоих рпксн в море и переход в Североморск под загрузку. Тщательная проверка практических ракет. Переход в район ракетной стрельбы с преодолением противодействия противолодочных сил, причем на них находились инспекторы и все делали по-настоящему. Прорвались незамеченными, но … При включении задачи подготовки ракетной стрельбы на К-460 командиром 41 дпл контр-адмиралом В.П. Фроловым была обнаружена ошибка в пеленге стрельбы в 57 градусов, что однозначно приводило к невозможности выполнения стрельбы. Развернутая работа по поиску причины и имеющийся у экипажа опыт позволили найти неисправность навигационного комплекса и устранить ее. Причина была в бракоделах из Киева, которые перепутали пайку в реле выдачи признака квазикоординат. Обе лодки выстрелили на отлично, честь флота была спасена.
========================================
Могу добавить, что благодаря этому случаю, мне довелось побывать в Штабе Северного флота, познакомиться с теми людьми, которые непосредственно вырабатывают замыслы и планируют наши действия. Мне было показан общий замысел действий сил в учении, где наша лодка и К-475 были только элементами мощного флотского кулака. Понимание своего места в общем строю, как говорят военные, очень помогло при действиях в море и выполнении стрельбы.

Ещё один интересный момент поиска неисправности, которую мы искали все вместе, но на острие поиска были мы с Мишей Кусковым. Уже всё перебрали, Кусков склонился, что неисправность в РБУС, т.е. у него. А я прилёг в штурманской рубке отдохнуть хотя бы часок. И вот мне причина этой неисправности приснилась.
Я встал, бегом к Кускову в четвёртый отсек, а они уже нащупали некоторую деталь, что причина всё же в навигационном комплексе. Быстренько проверили мой сон и поняли, где нужно искать.
Вскрыли штурманский пульт, прозвонили цепи и не поверили своим глазам - неправильная пайка контактов реле.
Э.В. Ларионов, который ходил с нами контролёром БЧ-1, лично заизолировал и затянул зубами нить, которой временно перевязали отпаянный провод. Далее уже в базе припаяли всё штатно и в дальнейшем подобных случаев не возникало.
После стрельбы в Окольной Э.В. Ларионов, как офицеры штаба дивизии и флотилии, сошли с лодки и убыли в Гремиху на теплоходе.
А через некоторое время и мы после погрузки ракет тоже двинулись домой и с нами пошел как бы пассажиром начальник тыла 11 флпл контр-адмирал А.П. Жиделёв. Колоритный мужик, сам подводник и штурман, балагур. Увидел мою работу на мостике в Кольском заливе, с планшетом, секундомерами и прочими принадлежностями и разразился восхищением и похвалами в мой адрес! Особенно запомнилось его выражение - штурман с секундомером, это ... это ... это верх мастерства!!! Нет, Сергеев, ты понял, какой у тебя штурман!
Командир соглашался, а тот не унимался. Право, очень неудобно было, но приятно.
Потом командир мне часто напоминал мне оценку Жиделёва и говорил, чтобы я не зазнавался. Я старался не зазнаваться, хотя где-то может и прорывалось что-то. Всё же лучший штурман в дивизии, лучшая боевая часть.
Пришли мы в Гремиху аккурат в День ВМФ и поставили нас на стенд СБР, безобмоточного размагничивания. А.П. Жиделёв сошел на буксире на берег, а мы продолжали свою работу. Готовились к боевой службе, выход был уже не за горами.
Утром нам разрешили перейти к пирсу и уже к обеду многие из нас были дома.

Третье важное событие, которое произошло до нашего выхода на третью боевую службу - это несостоявшееся посещение Гремихи Главнокомандующим ВМФ адмиралом флота Советского Союза С.Г. Горшковым.
О предстоящем посещении нам объявили заранее. Так же как и раньше мы готовились к нему, отрабатывали свою строевую подготовку. Уже были всем выданы ПДУ-1, портативные дыхательные устройства, которые носили на ремне через плечо. Поэтому строй выглядел поживописней, чем без них.
Фото более позднее, техник ЭНГ мичман Холостов Александр Михайлович. Через правое плечо переброшен ремень ПДУ-2, а сам аппарат у него под правой ладонью.
ПДУ-2.jpg
У нас были ПДУ-1, внешне отличались круглой банкой и цветом, они были темнее банок ПДУ-2.

Но гремиханская погода внесла свои коррективы в прибытие Главкома, за сутки до этого понялся сильнейший ветер. Была объявлена штормовая готовность "Ветер-1", мы сидели на лодках круглосуточно с введёнными ГЭУ и запущенными навигационными комплексами в готовности к экстренному отходу от пирса, если будет отрывать. Был день, солнечно, но ветер поднимал песок и в воздухе стояло марево.
Рулевые посменно проводили метеонаблюдения под руководством штурманов, но ради интереса мы и сами поднимались на мостик и проводили измерения скорости ветра. Через некоторое время индукционные анемометры, имеющие шкалу до 30 метров в секунду стали зашкаливать. Поэтому спасали стрелочные анемометры, которые не имели ограничений по скорости ветра с сохранение точности измерений во всем возможном диапазоне. Так вот тогда я лично и измерил максимальную в своей жизни скорость ветра - 52 метра в секунду!

Главком пришел в Святоносский залив на такр "Киев". Возможно планировал перелететь к нам на вертолёте, а может быть и зайти на "Киеве" на Внутренний Йоканьгский рейд, что было возможно, но очень рискованно. Однако о высадке не могло быть и речи.
Часа через два или три тяжелый авианесущий крейсер "Киев" развернулся и пошел в Североморск. А нам довели его очень трогательное и уважительное обращение. В нём были слова, что мы его дорогие, что Горшков восхищается нами, и что он желает нам держаться и хорошей службы! Это запомнилось и было приятно, что нас так высоко ценит Главком и воочию увидел некоторые условия, в которых мы служим.

А затем всё это отошло на второй план и наступил день предварительного приготовления к выходу на боевую службу.
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Вт май 31, 2022 6:43 pm

Часть 10. К-460
Гремиха, апрель-ноябрь 1977 года

10.3. Третья боевая служба. В море.

Штурмана начинали подготовку первыми. За ними шла электромеханическая боевая часть, БЧ-5. Управленцы вводили атомные реакторы, турбинисты запускали автономные турбогенераторы, постепенно отключали системы от берега и принимали все нагрузки на бортовые системы. А примерно за сутки включались и все остальные, переселялись на лодку, устанавливалась вахта.
В назначенное время провели приготовление к бою и походу и тихо отошли от пирса. Боевая служба началась.

Далее снова справка из нашей исторической хронологии.

========================================
Третья боевая служба. Характерна высокими широтами и рождением дочери штурмана К-460 - Ирины Штефановой. Она родилась 3 сентября. На К-460 это был первый и единственный случай рождения ребенка у члена экипажа при нахождении его на боевой службе. На лодку была передано радио об этом за подписью Начальника штаба Северного флота вице-адмирала В.К. Коробова. Экипаж радовался. Был выпущен специальный боевой листок, а командир пригласил штурмана в кают-компанию для персонального просмотра любого из выбранных им фильмов. Так и смотрели вдвоем. Остальные члены экипажа деликатно не мешали. Существенных неисправностей и срабатываний аварийной защиты реакторов не было. Личный состав здоров. Целей не было, обстановка спокойная. Это была первая боевая служба рпксн К-460 с использованием спутниковой навигационной системой "Парус" и сверхдлинноволновой радионавигационной системы РСДН-20. По достоинству их оценили и порадовались техническому прогрессу.
========================================

Особо добавить к этой справке нечего. Боевая служба была уже если не рутинной, то привычной.
Занимались подготовкой отчетов. Старший помощник В.Н. Ефимов очень грамотно организовал эту работу и руководил ею, поэтому с приходом в базу отчётность у нас заняла не так много времени, как раньше.
Командир лодки Владимир Михайлович Сергеев лодкой управлял уверенно, много занимался с замполитом Л.В. Чупрыниным экипажем. Часто приходил в штурманскую рубку и подолгу оставался там, мы вели задушевные беседы. Конечно, больше говорил он, а я внимал и вникал в воспоминания, в обстановку, и в будущие желания. Неоднократно Сергеев говорил о своём доме в Павловом Посаде, мечтал собрать нас там, подробно рассказывал о спальных местах, своём саде и наших будущих посиделках.
Однажды в центральном посту замполит организовал фотографирование, Сергеев взял фотоаппарат и говорит, давай ка я тебя сфотографирую.
Вот это фото.
Штефанов 1977 боевая служба.jpg
Штефанов 1977 боевая служба.jpg (29.95КБ)2708 просмотров
С получением радио о рождении моей дочери разговоры стали касаться и этой стороны жизни, говорили о семьях, о детях.
Выполняли свою задачу и шли уже домой. Знали, что в Гремихе зима, метели, темно. Был ноябрь 1977 года.

Возвращение в базу было вечером. Как всегда, оркестр, командование. Пришел флагманский штурман 11 флпл капитан 1 ранга Сергей Александрович Смирнов и сообщил, что я назначен помощником флагманского штурмана 41 дпл, к нашему флагманскому штурману Николаю Ивановичу Неупокоеву.
Начинался новый этап в жизни и было несколько грустновато.

Но нужно было бежать домой. Как только мы всё привели в исходное и передали личный состав контролирующему офицеру, Сергеев отпустил меня к семье. Галя открыла дверь, вся в ожидании. Первым делом к кроватке, к дочке, моей Иришке.
Спит кроха, похожая на меня, уже почти два месяца человеку.
А рядом спит сын Женя. И я ощутил себя отцом уже двух детей. Счастливым!
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Аватара пользователя
Штефанов Д.Б.
администратор
Сообщения:1198
Зарегистрирован:Чт мар 23, 2006 12:03 am
Откуда:Москва

Re: Материал Штефанова Д.Б.

Сообщение Штефанов Д.Б. » Ср июн 01, 2022 6:07 am

К-460. Мои воспоминания.
Эпилог.


На К-460 я прослужил пять лет и два месяца. Прошел большой круг, два боевых дежурства, три боевые службы.
Во время службы на К-460 родились мои дети, а я получил большой жизненный опыт и стал штурманом.

За время службы были и очень хорошие периоды, и довольно сложные. Где-то ко мне отнеслись не совсем справедливо, где-то я вел себя неправильно и к командованию, и к подчинённым. Но в целом служить было легко и в удовольствие.
К-460 явилась для меня судьбоносным этапом в жизни и родной лодкой, единственной. На других кораблях я больше не служил.
Во время расставания мне подарили часы-будильник, которые я храню до сих пор. Они давно не идут, но стоят на полке как память.

На этом мои контакты с К-460 не закончились.
Помощником флагманского штурмана и флагманским штурманом дивизии я на своей лодке не был, не получалось. То я в море, то они.
А вот после академии с 1983 по 1986 год побывал раза два. В море выходил или нет, не помню, но с проверками бывал. С удовольствием и некоторой ностальгией осматривал посты, трогал трубопроводы, крючочки различные и спрашивал тогдашних штурманов - знают ли они, для чего вот эта скобочка? Они конечно таращили глаза, т.к. на неё не обращали внимания. И я с удовольствием рассказывал им, как этот крючочек или скобочка в Северодвинске приваривался, что к нему крепилось и как использовалось. И штурман Владислав Лакаев почтительно сопровождал меня и называл исключительно по имени-отчеству. Было не по правилам, но приятно.
Командир мой, Сергеев Владимир Михайлович, ещё командовал лодкой и плавал, поэтому я оказался в роли проверяющего его знания. Было не очень удобно, но служба есть служба, Владимир Михайлович добросовестно проходил все проверки.

В 1986 году командиром лодки был уже мой друг и однокашник по академии Николай Павлович Панкрашкин. Привёл К-460 из Северодвинска после среднего ремонта и замены активных зон реакторов. С этими зонами лодка и прослужила до конца своих дней.
С Колей Панкрашкиным я по службе особо не пересекался. У меня была штурманская служба целой флотилии, а он плавал в море. Но встречи всё же были, в том числе и посиделки.
С ним снова я встретился году в 1988-м, когда был уже заместителем Главного штурмана Северного флота, приезжал на проверку перед выходом в море. Задача была успешно выполнена и лично я испытывал большое удовлетворение сделанным.
Поддерживаем мы дружеские отношения до сих пор.
На фото - Н.П. Панкрашкин, М.Л. Горбов и я на Международном Военно-Морском Салоне МВМС-2007, в Санкт-Петербурге.
Голубов-Штефанов-Панкрашкин-МВМС-2007_800.jpg
Хочу сказать также о нашем старпоме, старшем помощнике командира К-460 Ефимове Валентине Никитиче. Можно сказать, что его становление как старпома, а потом и командира рпксн прошло на моих глазах. Было видно, как он быстро осваивается после службы на лодке с крылатыми ракетами на нашем крейсере. Меня удивляла и вызывала уважение его организованность, вежливость и энергия. Благодаря ему я научился плановости в работе. Это потом очень пригодилось в службе и я уже контр-адмиралом не раз слышал от других вопрос, почему у меня получается делать то и это. А вот плановость и помогала.
Валентин Никитич стал самым подготовленным командиром нашей дивизии, командуя вторым экипажем К-457. Именно он впервые выполнил наибольшее количество разносторонних и исследовательских походов и прокладывал путь другим командирам.
С Валентином Никитичем мы также поддерживаем связь до настоящего времени.
На фото - командир К-457-2 В.Н. Ефимов с офицерами в кают-компании. На переднем плане справа второй и четвёртый тоже офицеры из нашего экипажа Виктор Маслов и Насих Усманов, командир БЧ-5 и начальник РТС.
Ефимов_К457.jpg

Я очень рад, что судьба привела против моей воли на К-460! Рад и счастлив тому, что был участником и свидетелем многих важных и интересных событий.
И больше всего рад коллективу, в котором оказался, который вывел меня на правильный путь!
Фото части ветеранов нашего экипажа в Санкт-Петербурге.
К-460_20-летие_Группа.jpg

С большим уважением к нашей К-460,
Д.Б. Штефанов, штурман
С уважением,
Штефанов Д.Б.

Ответить